Skip to content Skip to footer

Факт — сущность не такая уж простая. Не всегда очевидная. Например, о возникновении жизни на Земле 4 с чем-то миллиарда лет назад наука говорит, как о факте. Причём, несмотря на то, что данное событие самой же науке представляется достаточно странным, — как-то очень уж быстро всё случилось. Механизм же перехода от неживого к живому ясен лишь в общих чертах. И никто не поручится, что он вообще мог сработать так, как предполагается. Давно дело было. Может, он там как-то иначе работал.

И речь именно о науке. Представителей альтернативного крыла, располагающих обширнейшей базой безграмотной аргументации в пользу того, что «случайно» жизнь никак не могла возникнуть, — пропустим. Какими доказательствами естественного происхождения жизни располагают учёные?

Никакими. Это не тот случай, когда доказательства требуются. Появление жизни на Земле имеет естественное объяснение, потому что… ну, всё же имеет естественное, то есть, сводимое к познаваемым и неизменным физическим законам, объяснение. Это очевидно. Раз уж любой факт сверхъестественного объяснения заведомо иметь не может, значит… Вот. Просто, метод исключения.

И речь здесь именно о любом факте. И, соответственно, любом объяснении, привлекающим сверхъестественные сущности. Как традиционные, так и приравненные к ним по ТТХ новомодные. В виде, допустим, древних галактических цивилизаций. Притянуть сверхъестественное к объяснению факта нельзя. Потому что в таком случае теряется сам факт.

Что такое «факт»? Это нечто достоверно установленное. Представления о «достоверности» могут варьироваться в зависимости от области знания и ситуации, но в любом случае постулат «чудес не бывает» лежит в их основании.

Рассмотрим пример. Традиционный. Допустим, некто прошёл по водам. Так не могло быть, ибо физические законы запрещают хождение по воде, даже если ты нинзя в японских лаптях… Но, допустим, могло. Откуда известно, что событие состоялось? Допустим, есть видеозаписи с многих точек, свидетели — компетентные и незаинтересованные. Допустим, даже событие наблюдали мы сами. Возможность того, что глаза и приборы лгали, причём, без каких-либо причин и у множества наблюдателей синхронно, мы отметаем, как абсурдную. Ибо так быть не могло… Или могло, всё-таки? Довод о невозможности массовых и необъяснимых галлюцинаций актуален лишь в мире, где чудес не бывает и всё подчинено познаваемым и неизменным законам природы. А если уж пешком по воде можно, то и в коллективных видениях тоже нет ничего странного. Так тоже вполне могло быть.

Таким образом, рациональные критерии достоверности просто не работают, если вмешательство сверхъестественного не исключено с порога. Событие в таких условиях может быть предметом веры, но не фактом. Ибо любые разумные доводы в пользу его достоверности, самые убойные, неопровержимые доказательства, разбиваются о «по-всякому быть могло».

Знание бывает только рациональным. И может существовать лишь в мире безоговорочно объяснимом. Ибо любой иной мир вполне мог быть сотворён Макаронным Монстром в прошлый вторник вместе с отложениями мезозоя и тяжёлыми воспоминаниями жителей о понедельнике. Не шутка. Мог же. Обратное не доказуемо. В случае, если вмешательство сверхъестественной силы не исключено a priori, такой вариант исключить нельзя. Как и нельзя признать его, если иметь в виду рациональные доводы pro et contra, чем-то худшим, нежели версия творения 6000 лет назад. Или какая угодно другая, — тут можно дать полную волю фантазии.

Таким образом, наличие естественного объяснения не требует доказательств, а просто постулируется. Вариант же выходящий за рамки познаваемых законов природы не может быть рассмотрен даже в случаях, когда естественное объяснение неизвестно. Ибо, если он не исключён по определению, то и объяснять нечего. Можно лишь поспорить, Макаронный ли Монстр так забавно всё наворотил, или другой кто-то.

Но такие упражнения не дадут нового знания.

Новые публикации также можно увидеть на Дзен-канале

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Top.Mail.Ru