Skip to content Skip to footer
Кембрийский мир, часть 2: Сильнейший хищник древнего моря

Кембрийский период (541-485 миллионов лет назад) выделяется в истории планеты благодаря буквально взрывному распространению сложных форм жизни. Отчасти это объясняется изобретением хищничества, породившему «гонку вооружений» в животном мире, следствием которой стало появление твёрдых скелетов. Животные стали чаще сохраняться в форме окаменелостей. Но только отчасти. Представителей более ранней эдиакарской фауны находить трудно не только из-за отсутствия у них панцирей, но и просто потому, что вендобионты были очень редки.

Если в глубинах протерозоя пристанищем многоклеточных существ являлись отдельные изолированные «оазисы» с особо благоприятными условиям, то уже в эдиакарии животные достигли совершенства, позволяющего выжить везде — если это тропические мелководья. И тут-то их ожидала засада. Тропические мелководья в вендский период являлись огромной редкостью. Кольцевой экваториальный суперконтинент Родиния в конце криогения распался, позволив полярным океанам соединиться, повернулся на 90% и ненадолго — как раз на время эдиакария — снова собрался в суперконтинент Паннотию, расположенный так, что основная масса суши на этот раз оказалась в районе полюсов. В результате, не считая эпох глобальных оледенений, именно в венде под ледяным панцирем скрывалась максимальная доля суши.

Причём здесь суша, если жизнь ещё не вышла из моря и даже планов таких не строила? При том, что образование ледников не только остужало климат, но и привело к падению уровня мирового океана. Вода ушла с просторных континентальных шельфов, оттеснив жизнь на узкий краешек континентального склона. Таким образом, даже в экваториальных областях жизнепригодные участки стали огромной редкостью.

В кембрии ситуация исправилась. Продолжая движение Родинии, Паннотия провернулась, уходя оконечностями с полюсов, и распалась на Гондвану и относительно небольшие Балтику, Сибирь и Лаврентию. Обломки дрейфовали к экватору, лёд таял и уровень моря поднимался.

Кембрийский мир, часть 2: Сильнейший хищник древнего моря
Амисквия. Кембрийский мир

Амисквия — крошечное (2-3 сантиметра) животное с круглой, вооружённой усиками головой и плоским, мускулистым, лишенным скелета телом. Похожее на слизня существо, однако, не ползало, а плавало в толще воды и, вероятно, являлось хищником. Амисквий найдено не очень много, и по этой причине сведения о них отрывочны. Установлено, что эти существа располагали довольно крупными для их уровня сложности ганглиями, что предполагает наличие развитых органов чувств, следы которых, однако, не обнаружены. Дискуссионным остаётся вопрос и о естественном вооружении, — не найдено в окаменелостях амиксвий и что-либо способное выполнять функции зубов. Самое же важное, — с какими-либо из иных живущих или вымерших существ амиксвии сходства не обнаруживают. Это отдельный тип животных, ближе всего находящийся к типу лентовидных червей — немертин. Также беззубых хищников, но ползающих, донных и вооружённых вместо двух расположенных возле рта щупальцев, выворачивающимся из ротовой полости хоботком.

Кембрийский мир, часть 2: Сильнейший хищник древнего моря
Анкалогон. Кембрийский мир

Анкалогон — червеобразное животное (однако, не червь, а представитель типа приапулиды) попавшее в список, благодаря способности воздействовать на человеческое сознание. Мысль, «красота уходит, а гадости неизменны» обязательно приходит в голову при взгляде на это существо. Особенно, если знать что приапулиды существуют и сейчас, причём выглядят точно также. То есть, также отвратительно. Почему они существуют и не меняются? Потому что отвратительны, а мир жесток. Почему отвратительны? Потому что так с точки зрения человека всегда выглядят паразиты. Анкалогон представлял собой пиявку, бурившую усаженным зубчиками хоботком покровы членистоногих, прикрепляющуюся, а затем постепенно высасывавшую гемолимфу и растущую.

Кембрийский мир, часть 2: Сильнейший хищник древнего моря
Аномалокарис. Кембрийский мир

Господствовавшей группой в морях кембрия являлись динокариды. И 60-сантиметровый аномалокарис заслуживает упоминания, как крупнейший представитель этого странного (отсутствием ног) класса членистоногих. Существуют, впрочем, и более смелые оценки, сделанные на основании окаменелостей отдельных фрагментов панциря, согласно которым длина «аномальных креветок» могла достигать двух метров. Но и в таком случае легко понять, что гигантизм в кембрии в моду ещё не вошел… Однако, что же такого заключалось в комбинации покрытого членистым панцирем с крыловидными отростками туловища, хватких щупальцев и похожего на ирисовую диафрагму рта на брюхе (да, это были аномальные креветки), — благодаря чему именно динокариды сумели подняться на вершину пищевой пирамиды? «Крылья» и отсутствие создающих сопротивление при плавании ног позволяли динокаридам быстро двигаться в толще воды. Покрытые шипами щупальца — хватали, а, главное, рот этих существ умел не только глотать, но и кусать, разрезая добычу краями острых пластин. Динокариды раньше других изобрели плавники и челюсти странноватой, не оптимальной, но вполне работоспособной конструкции.

>>>> Кембрийский мир, часть 3

Новые публикации также можно увидеть на Дзен-канале

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии