Skip to content Skip to footer
Ядерный реактор особого назначения: Блочный

Ядерный реактор давно нашёл своё место на флоте. В советское время атомных подводных лодок было построено около трёхсот. Тем не менее, отказ от дизельных субмарин, по образцу американского, британского и французского флотов, не планировался, как не планируется он и сейчас. Подводная лодка с дизельным двигателем до сих пор остаётся эффективной боевой единицей, если может действовать на мелководье и на небольшом удалении от баз.

Тем не менее, получить всё, сразу и в одном флаконе, — чрезвычайно сильный соблазн. И в Советском Союзе вызрел план чрезвычайной степени хитрости: модернизировать ДПЛ до уровня АПЛ путём установки подвесных реакторов.

Да, именно подвесных. Реактор размещался снаружи корпуса, под хвостом и, для снижения сопротивления среды, а также чтобы не вызывать неприличных ассоциаций, закрывался обтекателем. И это, соответственно, мог быть только блочный реактор, — совершенно фантастическая штука, у которой котёл, перегоняющие теплоноситель насосы и вырабатывающие энергию турбины, в сумме образующие «энергоблок», плотно упакованы в единый корпус, так что снаружи только кнопка «Пуск» на входе, и розетка на выходе. Причём, сам корпус для защиты от дурака вообще заварен.

Блочный реактор должен обладать надёжностью исключительной, так как не обслуживается в течении 8-12 лет. Лишь когда стержни выгорят, его целиком, по прежнему не трогая ничего, кроме уже не активной кнопки, грузят в вагон и везут на завод для профилактики и загрузки топлива. Блочный реактор так же должен быть способным к самозапуску и самоохлаждению. Обычный энергетический реактор этого не может. Если он останавливается, останавливаются и турбины. А значит насосы, охлаждающие активную зону, должны работать от какого-то иного источника. Отсутствие такового означает полную Фукусиму через несколько суток. Соответственно, блочная конструкция включает и аккумуляторный отсек.

Блочные реакторы на железнодорожном или гусеничном шасси разрабатывались в Советском Союзе давно. Ибо коммунизм, как известно, помимо советской власти, подразумевает и электрофикацию всей страны, а страна такая, что на всю её проводов не напасёщься. Но далее проектирования дело не заходило. КГБ был против. Ибо множество мелких АЭС требовали бы охраны от шпионов, диверсантов и, что хуже всего, от дураков с болгарками, не понимающих, куда лезут. К тому же, хорошо известной и многократно проверенной была способность простого советского труженика пролюбить казённое имущество каким-нибудь оригинальным способом. Мысль о летящим под откос вагоне с реактором, или даже просто прицепленном не к тому локомотиву и убывшим в неизвестном направлении, заставляла сотрудников госбезопасности седеть висками.

Но против блочного реактора для нужд флота КГБ возражений не имел. Ибо за таковой отвечало бы МО. По этому, в 1985 году старая, разменявшая третий десяток лет лодка К-68 (проект 651) вышла на испытания с подвесной 70-тонной блочной установкой ВЭУ-6 мощностью 5 Мегаватт. Реактор был необычного для СССР кипящего типа, одноконтурный, но что с того, если возможности защитить от радиации турбины всё равно нет? Какая-либо защита отсутствовала. Вернее, её функции брали на себя забортная вода и прочный корпус лодки.

Моряки взирали на это чудо техники примерно с такими же чувствами, как в своё время немцы на пушку «Дора»: «Изумительное творение рук человеческих, совершенно, однако, бесполезное». К-68 получила, фактически, неограниченную дальность подводного хода… Но сама оставалась прежней, тесной дизельной субмариной с ограниченной автономностью. И вообще, тактика использования дизельных субмарин не предполагала, что большая дальность подводного хода им нужна. Их козырем являлась умение играть в прятки. На мелководье гидролокаторы неэффективны. У самой же лодки, даже если она не лежит на дне, под водой работает только электродвигатель. Тогда как у атомной — электродвигатель, насосы и турбины. А ведь независимый блочный реактор ещё и сам решает, когда ему можно отключать охлаждение, и даже остановленный продолжает шуметь.

К-68 испытывалась до 1993 года, когда эксперимент был признан неудачным. И на этом историю можно было бы закончить, если бы блочный реактор, помимо шести аппаратов «Посейдон», не был включён в состав оборудования новейшей АПЛ «Белгород», которой предстоит войти в состав Российского флота в этом году. Очевидно, что самой лодке он ни к чему. «Посейдонам» тоже. АГТУ «Шельф» предназначаются для установки на дне с целью обеспечения питанием совсекретного и стратегического оборудования, которое ранее обслуживали «Кашалоты», «Палтусы» и «Лошарик». Предположительно, это автономные гидроакустические станции сверхбольшого радиуса действия.

За военным использованием блочных реакторов, вполне вероятно, последует и гражданское. Освоение Арктики в соответствии с текущими планами требует энергетических мощностей на уровне 3-4 ГэВ. Это немного само по себе, — четверть от того, что потребляет Москва. Но на дальнем севере потребители рассеяны на площади 5 миллионов квадратных километров. Плавучие АЭС типа «Академик Ломоносов», кстати, тоже с блочными, не обслуживаемыми на месте реакторами, компромисс, но не лучший. Их мощность в большинстве случаев избыточна.

Небольшой реактор лежащий на дне, подо льдом, где не только террорист или шпион, но и в хлам непобедимый дурак с болгаркой до него просто не доберутся, — это хорошее решение. Безопасное.

Кроме того, именно такое размещение водоохлаждаемых реакторов является наиболее безопасным с точки зрения предотвращения радиационной аварии. Даже в случае отказа насосов затопленный реактор не перегревается.

Новые публикации также можно увидеть на Дзен-канале

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии