Skip to content Skip to footer

Предсказание будущего — дело неблагодарное, зато благородное. Общественно необходимое. Если только занимаются им не диванные и тем паче не кабинетные аналитики. Ибо первые вместо идей генерируют лишь мегатонны глупостей и апломба, а вторые, к положенному апломбу и глупостям, ещё и выражаются непонятно. Другие люди должны предсказывать будущее. Причём, «должны» в данном случае значит «обязаны».

Обязаны, но не предсказывают. Это я случайно обнаружил.

Хотел я написать… неважно уже о чём, но в качестве иллюстрации к статье понадобилась мне картинка по ключевым словам: «либеральная Россия будущего» или «демократическая», «европейская», «свободная». По всякому пробовал. И не нашел. Ноль. Зеро. На выдаче или унылый лик Алексея Навального, часто в зелёнке, или какая-то постапокалиптика. Зато, на «СССР будущего» — лавина позитивного контента.

Из «СССР» и взял. Просто «России будущего», само собой, тоже очень много. Но там ощущается вторичность. Всё то же самое, что в советском варианте, только вместо красных звёзд — орлы и триколор. Иногда космические линкоры клином.

Какого будущего у России быть не может

То есть, оказалось — и это не гипотеза, а данные экспериментальные, наблюдательные, — что нет у России ни «либерального», ни «европейского», ни какого-либо ещё из данного ассоциативного ряда будущего. До такой степени нет, что его никто даже и не придумал. Где визуальный образ? Символический канон? Где хотя бы литературное описание? За три десятилетия, наверно, можно было бы сочинить фантастический роман, описывающий светлое демократическое, ни разу не имперское, зато свободное во все поля и, может быть, даже общеевропейское будущее страны. Можно было б широкими мазками набросать рыночный вариант «Мира Полудня».

Но, почему-то, никто не взялся. Писатели, до того красиво и вдохновенно описывавшие коммунистическое будущее, искренне покаялись, однако, от участия в формировании образа новой утопии устранились. И это точно. Я долгое время занимался литературной критикой в области отечественной фантастики. И если б что-то, кто-то и где-то — я б знал.

…Нет. Были попытки. Однако же несерьёзные. Утопии в форме как-бы и России, но маленькой, в другом месте, без нефти и с даже с другим климатом. А так дела не делаются. Исследование лишается практической ценности.

Какого будущего у России быть не может

А фантастика, даже в форме картины — это именно исследование. Не даром же говорят «научная фантастика». Задача художника или писателя сложнее, чем у аналитика, ограничивающегося лишь отдельными аспектами или проблемами. Литератор должен создать целостную и убедительную картину. Внутренне не противоречивую. Достоверную если и не технически, то эмоционально. Привлекательную или отталкивающую — другой вопрос. Это уже зависит от того, утопию или антиутопию он пишет.

Но в данном случае речь об утопии. О цели, которую прежде чем достигать, нужно хотя бы вообразить. И не в форме набора лозунгов, а системно. А это было проблемой либерального движения ещё в 90-е. Больно уж эти ребята напоминали большевиков-ленинцев. Причём, напоминали карикатурно. В смысле «разрушим до основания» совпадение казалось разительным. Но у большевиков было и «а затем». Свой новый мир они собирались строить. Сами. У них был план. И не только. В аптеках тогда и всякое продавали. Имея же ясную цель, можно применяться к реальным обстоятельствам и выбирать средства её достижения. Например, вводить спорную с идеологической точки зрения, но сию минуту спасительную, новую экономическую политику.

Какого будущего у России быть не может

Эти же ничего строить не собирались. А просто верили, что если разрушить до основания, то всё само собой станет «как там». Само. Без без каких-либо целенаправленных созидательных усилий. И даже без чёткого представления, как и почему оно «там» на самом деле. Это были детали. Главное же истребить «совок» во всех его проявлениях (не исключая очевидно полезные или очевидно же вымышленные) — и всё очень хорошо будет. Сомнения же в прямизне и непогрешимости «невидимой руки рынка» либералы считали злой ересью, и иметь с ними дело становилось невозможно.

…Отчасти, вероятно, именно потому невозможно, что отсутствие позитивной программы и, как следствие, концентрация на негативе, чрезвычайно губительно для психики. Если ты ненавидишь, тебя уже победили, как говорил Конфуций. Позитивная же программа — та самая «правая» (или теперь уже «левая»?) утопия, картина мира, в котором левые (или теперь «правые»?) идеи победили и окончательно восторжествовали, — таким образом, необходима. Необходима с чисто практической точки зрения. Но её нет и, видимо, не будет.

Почему не будет — отдельный вопрос. Но я б не взялся за её конструирование. Никто не берётся. Причём, не только у нас. Проблема, скорее, глобальная. Просто, на Западе это — давняя проблема. Концепция «светлого будущего» присутствовала в советской литературе, за бугром же преобладали ожидания апокалиптические.

Другие статьи на данную тему

Сайт ::::::::::::::::::::: Канал

Подписаться
Уведомить о
guest
5 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Дмитрий
Дмитрий
23 дней назад

насчёт «строить не собирались» и «невидимая рука» — тут вы делаете очень странный вывод (интересно даже — на основании чего?). если бы не строили и строить не собирались, то достижений российской экономики середины-конца нулевых бы по-просту не было, и ситуация сейчас была бы в разы хуже по всем направлениям. невидимую руку в той или иной форме упоминать вообще уже как минимум пол века как считается неприлично, возможно в неё верили (и до сих пор верят) диванные реформаторы, но настоящие уж точно на неё не рассчитывали.
а насчёт фантастики и образа будущего свободной России: это, во-первых, слишком «бесцветная» что ли тема для фантастики получится — не будет в ней трагедии угнетаемого народа, или наоборот всех остальных угнетаемых и нашего — процветающего, или борьбы двух мировых «полюсов» и прочих фантазий «золотого» поколения СССР. а во-вторых — да просто стыдно про это писать даже. потому что всё то, что здесь должно было быть сделано (и неизбежно сделано будет) в странах свободного мира работает уже давно. как только растают иллюзии по поводу «особого пути» (у каждой страны в мире — особый, блин, путь, поэтому и существуют до сих пор национальные государства) всё это заработает и здесь, других вариантов нет. ну кроме тех же апокалиптических

Дмитрий
Дмитрий
22 дней назад
Ответить на  Игорь Край

в нулевых реформы, признанные к концу 90х «провальными» (признанные в основном как раз не особо шарящим большинством «диванных») заработали на полную мощность. заработали, как можно справедливо заметить, не без участия подвижек на сырьевых рынках. но к этому нужно было подготовить экономику страны хотя бы минимально, иначе вся рента бы снова национализировалась и вылетела в итоге в трубу очередного чугунолитейного завода ) то есть вышло бы ещё хуже, чем вышло в итоге.
«либерал» по отношению к экономической политике государства — всё-таки дурацкое слово ) скорее, сторонник рыночной экономики. либеральное движение связано с внутренней политикой.
кстати (если не об экономике сейчас вообще, а как раз ближе к теме статьи) кризис либеральной идеи и у нас, и на западе, как мне кажется, связан именно с тем, что цели-то, по большому счёту, достигнуты. там — больше реально, здесь — больше номинально и временно. сама идея либерализма ведь появилась и развивалась как противовес тоталитаризму и авторитаризму и попытка по разным причинам ограничить «произвол» власть имущих. в итоге сейчас мы видим тупик и того и другого. в тех странах, где либералы в своё время реально победили и установили свою приемственность во власти — куда уже больше свобод? скорее опасно, чем необходимо, и есть тому свежие примеры. ставка на личную сознательность и образованность даже в развитых обществах играла только до поры

Venya Krabov
Venya Krabov
7 дней назад

Есть у Сорокина: День Опричника, Сахарный Кремль, Теллурия и т.д.

Top.Mail.Ru