Skip to content Skip to footer

…Но вот дорога петлями начала спускаться в долину, где плечом к плечу стояли шелестящие листвой розовоствольные эвкалипты, и на обочине мы увидели дощечку с надписью:

ОСТОРОЖНО

НОЧЬЮ ЗДЕСЬ ПЕРЕХОДЯТ КОАЛЫ

«Путь кенгурёнка», Джеральд Даррел

Австралия находится в южном полушарии, жителей которого ещё в XIX веке именовали «антиподами». С точки зрения населения Старого Света, антиподы на своей стороне земного шара всё делают наоборот. Даже ходят вверх ногами. Но если мысль об этом кого-то до сих пор и продолжает забавлять, то более всего самих австралийцев. Иным образом нельзя объяснить энтузиазм, с которым они недалеко от экватора, в декабре, разгар южного лета, при 30 градусах в тени отмечают Рождество, с ёлкой и с Сантой в шортах и шубе.

Вверх ногами

Австралия – страна молодая. Чем, вероятно, и объясним необычайный задор, с которым её жители заполняют страницы Книги Рекордов Гиннеса свидетельствами собственных подвигов. Даже США могут похвастаться более древней историей. К тому моменту, когда в Австралии была образована первая британская колония, Штаты уже добились независимости. Зато в Австралии есть забор длиной в одну пятую земного экватора.

Но всё это касается «белой» Австралии, удачной и процветающей новой копии «старой Европы». Настоящий Зелёный континент нельзя назвать ни молодым, ни древним. У него очень сложные отношения со временем.

В Австралии можно встретить едва ли не все типы ландшафтов. Известна она пустынями, но найдутся здесь и болота. Север континента покрыт джунглями, а на юге за проливом хвойные леса, острые горы и быстрые ручьи острова Тасмания, напоминают о пейзажах Швейцарии.

Австралия: Заводь на реке времени

Но именно пустыни, пожалуй, определяют лицо страны. Австралия — самый сухой континент. Бескрайние пространства песков, редких кустарников, «руин» съеденных эрозией гор – это суть «южной земли».

Пустыня, пустыне рознь. Местные потрескавшиеся от жары степи, всё-таки, не так смертоносны, как сыпучие барханы Сахары или Намиб. Здесь, хоть и редко, идут дожди. Но австралийские пустыни ощутимо старше африканских. Именно тут найдены самые древние горные породы, почти не уступающие возрастом самой планете. На эту землю, некогда входившую в состав материков, об очертаниях которых ныне можно только гадать, пролились первые кипящие дожди. И в какой-то мере пустыня всё ещё существует там, в эпохе, когда Земля была юной и само Солнце светило в полсилы, не разгоревшись, как следует. Она почти не изменилась с тех пор. Она помнит раннюю атмосферу из тяжёлых газов. Она грезит этими воспоминаниями.

И это лишь первый, наиболее глубокий временной слой Зелёного континента. Есть и другие.

Эму систематически разрушают изгороди, которыми австралийцы защищают пастбища от нашествий кенгуру. На борьбу с казуарами однажды даже были направлены части регулярной армии. Но операция закончилась провалом.

Равнины Австралии полны «воспоминаний» о горах.

Эвкалипты

Австралия: Заводь на реке времени
Эвкалипты необычны тем, что каждый год сбрасывают не листву, а кору.

Несмотря на то, что Австралия знаменита не столько лесами, сколько пустынями, самые большие на планете деревья растут именно здесь. Высота эвкалиптов может достигать 189 метров! Ну, или 155, если не увлекаться и принять во внимание, что нагретые тела расширяются, а здесь жарко. Или 120 метров, если руководствоваться наиболее надёжными источниками, и учесть, что в местном климате постоянно хочется пить.

Или 101 метр, если уж по правде.

Или 90 метров, если сделать поправку на любовь австралийцев к рекордам.

В общем, это довольно внушительные деревья.

Живой мир Австралии

Когда первые переселенцы ступили на берег Австралии, они не могли не почувствовать, что открывшийся их глазам мир не враждебен, но чужд человеку, и, в свою очередь, взирает на пришельцев с изумлением. Ведь преодолев 80 километровый пролив, отделявший южный континент от Азии, предки австралийских аборигенов без машины времени, без космических кораблей, на простых пирогах, разом перенеслись на 50 миллионов лет назад. В эпоху, когда не то, что людей, но и обезьян ещё не было.

Австралия: Заводь на реке времени
Листья эвкалипта, которыми питаются коалы, содержат смертельное для других животных количество синильной кислоты.

Австралию иногда именуют «чердаком мира». Имея в виду, что здесь, как пыльный хлам на чердаке, сохраняются древние, архаичные формы жизни, когда-то волею судеб заброшенные сюда и всеми забытые. Но это очень поверхностный взгляд. Скорее, Австралию следует считать «параллельным измерением». Сумчатым отражением мира настоящего. Жизнь, изолированная на территории континента 50 миллионов лет назад, не законсервировалась. Всё это время она развивалась. Правда, делала это «своим, особым путём».

Тут есть всё, чему положено быть. Нужен крот? Извольте: сумчатый крот. Есть муравьеды, медведи, куницы. Тоже, естественно, сумчатые. Найдётся даже такая роскошь, как сумчатая белка-летяга. Один в один, как настоящая. Был и сумчатый лев, но он вымер.

Австралия: Заводь на реке времени
Сумчатый лев (он же сумчатый волк), предположительно, бегал рысью на четырёх ногах, но на галоп переходить не умел и, вместо этого, прыгал, как кенгуру.

Имеется здесь и сумчатый дьявол. Правда, нестрашный и безрогий, а главное, какой-то мелковатый для столь внушительного названия. Но, ведь, и сумчатый медведь миниатюрнее медведя обыкновенного. Зато уж когти и зубы «плюшевого» коалы не стоит недооценивать. Не трогай маленького зверька, если он большой и свирепый!

В Австралии многое странно и необычно. Даже завезённые сюда кролики всего за полтора века не только одичали, но и основательно озверели, запугав всех хищников. Динго и специально доставленные из Европы лисы, лишь однажды подсмотрев, как крольчиха сносит голову подбирающейся к её гнезду змее, впредь стараются обходить обнаглевших грызунов десятой дорогой.

На Зелёном континенте встречаются цветы, опылением которых занимаются не насекомые, не птицы даже, что ещё можно было бы как-то понять, а кенгуру. Здесь живёт самая ядовитая в мире змея, никогда не жалящая людей, и очень опасный паук – единственный в своём роде: от его укуса не спасает даже кожаная обувь. Даже лебеди тут ненормальные – чёрные. Нишу воробьёв в стране кенгуру занимают волнистые попугайчики. И естественно, именно отсюда родом самые отъявленные клоуны мира пернатых — какаду.

Австралия: Заводь на реке времени
На острове Новая Каледония миолании вымерли лишь в начале нашей эры.

Но ничто не может быть слишком удивительным в стране, где не так давно водились не умеющие плавать, сугубо сухопутные крокодилы и рогато-хвостатые черепахи миолании длиной 5 метров и диаметром панциря 2.5 метра. Ещё внушительнее были 7-метровые ящерицы мегалании, старшие браться «гигантских» варанов острова Комодо. Компанию им составляли «сумчатые бегемоты» дриптодоны, похожие на огромных кабанов зигоматурусы и даже «сумчатые слоны» палорчестесы.

Австралийские гиганты исчезли, действительно, недавно. Примерно, в одно время с мамонтами. Но северные культуры «пещерных охотников» всего за 10 000 лет канули в Лету. Населявшие Сибирь в исторический период народы знали шерстистых слонов лишь по замёрзшим тушам и скелетам, а потому почитали особой «подземной» формой жизни. В Австралии же аборигены помнят многих чудовищ живыми. В том числе и некоторые виды, вымершие 40 000 лет назад. Австралийская культура является очень примитивной, но, безусловно, самой древней из всех.

Австралия: Заводь на реке времени
В каждой стране – собственные драконы. В Австралии это мегалании.

Электрический зверь

Австралия: Заводь на реке времени
В полном соответствии с национальным духом Австралии первый живой утконос был отправлен в Европу в разгар Второй Мировой. Бедняга погиб в неравном бою с германскими субмаринами.

Утконос – животное исключительное, по праву считающееся одним из символов Австралии. Общеизвестно, что это настоящий реликт, переживший взлёт и падение динозавров. По некоторым особенностям анатомии он близок к рептилиям, откладывает яйца, ядовит, что, мягко говоря, нетипично для теплокровных, и выкармливает детёнышей молоком, выделяющимся из кожных желёз прямо на шерсть. Но страннее всего его органы чувств. Уши и глаза утконоса развиты очень слабо. Под водой он ориентируется с помощью сонара, воспринимая эхо всей поверхностью тела. Кроме того, это животное чувствует мельчайшие возмущения электромагнитного поля. Пеленгует нервные импульсы червяков.

Любопытно, что ближайший (но, на самом деле, очень отдалённый) родич утконоса – ехидна, также имеет электрорецепторы. Видимо, 100 миллионов лет назад это было очень модно.

Люди и духи

Нечеловеческое население Австралии не ограничивается персоной пришлого распаренного Санта-Клауса, раз в год проносящегося по небу в санках, запряженных очумелыми от жары и сюрреализма происходящего оленями. Парадоксально, но оно здесь состоит в основном именно из людей. Верования аборигенов незамысловаты. Они почитают местных богов и духов. То есть, самих себя. Коренной житель Австралии ведёт странное сдвоенное существование в разных пластах реальности: в настоящем, как обычный охотник, и в легендарном прошлом, как полубог-первопредок.

Австралия: Заводь на реке времени
«Кенгуру» переводится с одного из наречий аборигенов, как «я не понимаю».

В нашем большом Евро-Азиатском мире и римляне, и китайцы давным-давно независимо друг от друга пришли к выводу, что прошлого уже нет. Позже, Стивен Кинг уточнил, почему его нет: оно пожирается некими лангольерами. Но в Австралии всё иначе. Лангольеры не сумели преодолеть пролив, и прошлое здесь не исчезает, а продолжает существовать параллельно с настоящим. Именно события древности, именуемой «Эрой Сновидений», действительно реальны. Текущие мгновения — лишь череда зеркал, в которых снова и снова отражается то, что однажды было, а значит и есть навеки. Так, и каждый живущий в ныне, отражение кого-то жившего… нет! — живущего в прошлом.

Какой в этом случае смысл в понятиях «вечность», «начало», «конец»? Какой смысл в концепциях смерти и загробного мира? В самом исчислении времени? Никакого. По этому, аборигены, имея большой интерес к движению светил, тем не менее, не придают значения календарю. Не пытаются предсказывать смену сезонов года. Ведь, когда наступит зима, это будет видно и так. Они не считают прожитых лет и не ведут родословных. Всё равно ерунда получится, если прадед, это ты сам.

Австралия: Заводь на реке времени
Когда-то, замысловатые узоры на утвари австралийцев не только служили украшением, но и выполняли функции географических карт.

Нет им смысла и считать свои собственные бесконечные воплощения. Ведь, они, действительно, бесконечны. Зато, каждый австралиец отлично помнит, кем он является во времени «Эры». Это была странная эпоха, когда мир, породив первых людей, ещё оставался туманным, не оформившимся и зыбким. Первопредки скрепили его своими мечтами и деяниями, придали ему законченный вид, отделив от собственной сущности необходимые детали: деревья, животных, горы и даже небесные тела. Раздав всё лишнее, они превратились в обычных людей. И теперь страдающий от жажды или упустивший кенгуру абориген не ропщет на судьбу. Мир таков, каким он сам его делает в снах. Просто, нужно быть немного внимательнее в процессе творения. Родники расставлять чаще, скорость сумчатых не забыть подрегулировать.

В обличие от большинства легендарных эпох, Эру Сновидений можно датировать научными методами. Ведь, вместе со скалами первопредки создали и наскальные рисунки. В прошлом этим знакам, естественно, ничего не угрожает. Там они, просто, есть. Но в темпоральных отражениях объекты имеют тенденцию бледнеть и истачиваться. По этому, художникам, воплощаясь в нужных временах, приходится подновлять их. Процесс продолжается 40 000 лет. Это самые древние петроглифы.

Улуру

Австралия: Заводь на реке времени
Недавно петроглифы на Айерс-Рокк внезапно пополнились магической формулой «Колян и Толян здесь были». Чему она соответствует в Эре Сновидений, аборигены не знают.

Посреди австралийской пустыни, как остров в море песка, возвышается 348-метровый монолит Улуру (Айерс-Рокк). Словно горбы всплывающего чудовища, эта красная скала поднимается над плоской равниной. Не мудрено, что она всегда приковывала внимание людей. Аборигены совершали длительные паломничества, чтобы совершить обряды у её подножия. И это продолжалось долго.

Что такое «долго» в Австралии? Это очень долго. Слишком долго, чтобы годились какие-либо сравнения и аналогии. Стоунхендж считается древним. Когда он был заброшен, и само его назначение было забыто, австралийцы приходили к Улуру, покрывая неглубокие пещеры в теле скалы магическими рисунками. Они рисовали и обновляли их, когда Стоунхенджа и египетских пирамид не было даже в проекте. Появлялись и исчезали религии, кто-то где-то сотворял мир, утраивал потоп, а аборигены тем временем приходили к Улуру. Когда последнее оледенение закончилось, Улуру был очень стар. И когда оно ещё не началось, австралийцы уже давно рисовали свои знаки в его пещерах.

****

Время в Австралии ведёт себя странно. Отстаёт, расслаивается, свивается в петли, как змея заглатывает собственный хвост. Но притом, почему-то не порождает парадоксов, не создаёт беспорядка и путаницы. Вероятно, потому, что именно таков и есть его порядок этих краях.

Но случаются и накладки. Не даром Австралия так привлекает криптозоологов, назло «официальной науке» пытающихся обнаружить животных давно исчезнувших, а то и вовсе вымышленных. Дело в том, что следы гигантских мегаланий, дриптодонов и сумчатых львов периодически находят в местных пустынях. Да и самих этих животных, случается, видят. Это не говоря уж о коалах размером с настоящего бурого медведя или пятиметровых кенгуру.

К огорчению энтузиастов приходится признать: мегалании в Австралии, всё-таки, вымерли. Они, действительно, бродят по Австралии, но не в настоящем, а во времени Эры Сновидений. Вместе с прочей характерной для той эпохи мегафауной. Просто мир, каков он есть 40 000 лет назад, иногда здесь виден не только во сне, но и наяву. Да и шляпу не вредно носить, во избежание солнечного удара.

Другие статьи на данную тему

Сайт ::::::::::::::::::::: Канал

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Adblock
detector
Top.Mail.Ru