Skip to content Skip to footer
Кембрийский мир, часть 3: Когда раки ходили на лыжах

Кембрийский период… был очень давно. Обычно, в начале статьи о животных некой эпохи я уделяю пару абзацев условиям данного периода, каковые во многих случаях и объясняют особенности живших в это время на планете существ. Но есть и другие, не менее интересные вопросы. Например, в комментарии к подобным обязательно приходит человек, не понимающий, откуда берутся сведения, часто обширные и детальные, о тварях столь древних.

Изучать существовавшую на планете в минувшие геологические периоды жизнь позволяют процессы фоссилизации. То есть, окаменения, — замещения минеральным материалом биологических тканей. Для того, чтобы окаменеть, организму необходимо погибнуть и быть захороненным. То есть, оказаться достаточно глубоко под слоем грунта. В таких условиях органические ткани будут разлагаться микроорганизмами, постепенно превращаясь в воду и газы, котором предстоит вернуться в круговорот веществ. Освободившееся же место постепенно займут проникающие извне минеральные наночастицы. В зависимости от состава грунта в разной степени способные вступать в химические реакции с продуктами распада белков. Фоссилизация, сохраняющая твёрдые ткани — панцири, кости — уже требует достаточно редкого стечения обстоятельств. Ещё реже случается полное замещение минеральными частицами и мягких тканей организма. Но и такое бывает. Поскольку же распад разных тканей происходит с разной скоростью и с выделением разных веществ, при удаче на срезах окаменелости будет различимо внутреннее строение организма.

Самым богатым «месторождением» кембрийских находок являются сланцы Бёрджесс в Канаде: вытянутая на 50 километров узкая полоса осадочных пород толщиной 160 метров. Некогда она являлась подножием стены известковых утёсов, подмываемых прибоем. Частые подводные оползни на продолжении миллионов лет приводили к захоронению морских животных, состав же глинистых сланцев для фоссилизации подходил как нельзя лучше.

Кембрийский мир, часть 3: Когда раки ходили на лыжах
Археоциаты

Археоциаты — вымерший тип животных близкий к современным губкам и, вероятно, переходный между губками и кишечнополостными. Губки, даже обычные, вообще, существа весьма интересные, многоклеточные, но при том не имеющие ещё тканей и органов постоянного состава. И в кембрии они уже были, так как появились задолго до него. Но археоциаты не многим моложе их. В настоящий момент считается, что именно эти животные открыли новую эпоху, став в конце венда первыми в истории планеты обладателями известкового скелета. Роговыми и кремниевыми скелетами, в отличие от губок, археоциаты принципиально не пользовались. Зато в известковом строительстве достигли удивительных успехов, создавая из крошечных микрогранул карбоната сложные конструкции из двух вложенных конусов, соединённых внутренними перегородками в подобие бокала. Археоциаты являлись фильтраторами, засасывающими воду через отверстия на внешней поверхности и выпускающие её после очистки от бактерий и детрита через сопла внутреннего конуса. И получалось у них это очень хорошо. Кое-где обломки скелетов археоциатов образуют слой толщиной 800 метров.

Кембрийский мир, часть 3: Когда раки ходили на лыжах
Бёрджессохета. Кембрийский мир

Бёрджессохета — полихета (многощетинковый червь) из упоминавшихся выше сланцев Бёрджесс. Прославилось это существо в связи с тем, что оказалось одним из немногих обитателей кембрийского моря, опознать и классифицировать которых удалось без труда. Как оказалось, существуют с начала кембрия и за 540 миллионов лет изменились слабо. Ведь, это удачная, наиболее совершенная конструкция червя, улучшить которую можно лишь превратив щетинки в членистые ноги… Вот, только это уже было сделано, — членистоногие также известны с начала кембрия. Полихетам пришлось выкручиваться, приспосабливаясь без принципиальных усовершенствований организма. Они и выкрутились. Черви — гибкие.

Кембрийский мир, часть 3: Когда раки ходили на лыжах
Бранхиокарис. Кембрийский мир

Бранхиокарис — древний представитель подтипа ракообразных. Или какого-то другого. Ибо, как и во многих других случаях, кембрийские членистоногие слишком странны, чтобы их уверенно можно было соотнести с каким-либо современным таксоном. Так, бранхокарис, например, имел узкое тело, прикреплённое к необычно широкому, вогнутому панцирю, так что назад торчал лишь короткий, снабжённый когтями хвост, а вперёд — антенны и хватательные придатки. Любопытно, что ко всему прочему он не имел ног в обычном понимании. Как часто бывает у плавающих ракообразных, ножки его трансформировались в наружные жабры. Однако, бранхокарис плавать едва ли мог. Скорее всего, он двигался по илу, скользя на внешних краях панциря, как на лыжах, и отталкиваясь хвостом. Довольно крупное по меркам кембрия (до 15 сантиметров) слепое существо, возможно, являлось падальщиком, обнаруживающим пищу по запаху, а затем ощупью. От хищников он, видимо, защищался пассивно, ставя их перед трудноразрешимой задачей. Ведь прежде чем эту тварь сожрать, требовалось придумать, как перевернуть столь устойчивую конструкцию.

>>>> Кембрийский мир, часть 4

Новые публикации также можно увидеть на Дзен-канале

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии