Skip to content Skip to footer

Есть мнение, что археоптерикс не переходная форма от рептилии к птице, а существо отдельное, самостоятельное, вполне завершённое и приспособленное. Это очень интересное мнение, не имеющее однако отношения к делу. Самому значению термина «переходная форма» статья уже посвящалась. В данном же случае речь пойдёт о том, что натягивание этой цепочки на глобус сложившихся и, вроде бы, обоснованных представлений может привести к эффектам неожиданным.

Обретение способности к активному полёту подразумевает последовательное возникновение всё более адаптированных и специализированных форм летунов. Выстроить такую цепочку достаточно легко ввиду наличия и даже избытка примеров. Например, белка — стандартная, ещё без обвесов — способна летать. В прыжке она разворачивается плашмя, растопыривает лапы чтобы максимально замедлить падение, и использует хвост для коррекции направления. Обвес в виде соединяющей передние и задние лапы перепонки позволяет планировать дольше. Но не бесконечно долго. Рефлекторное же дрыганье конечностями в попытке замедлить снижение, финальным, как уже видно, пунктом которого оказывается отверстая пасть ждущего на земле хищника, создаёт тягу и подъёмную силу. Так развивается машущий полёт, по мере приспособления к которому условная летяга превращается в условную же летучую мышь.

Или в птерозавра. Путь птерозавров в воздух также пролегал через кроны деревьев. За ними, проторенной уже дорожкой в юрский период пыталась проследовать целая толпа лазающих архозаврид, независимо друг от друга обзаводившихся перепонкой или длинными перьями для планирования. Неудачно. Настоящих крыльев они отрастить не смогли. Получилось это только у птиц.

Но кстати о птичках. Археоптерикс — действительно переходная форма в самом прямом смысле. По совокупности особенностей строения скелета непонятно к какому из классов — рептилий или птиц — его относить. Постепенно в отложениях юры и триаса обнаруживалось всё больше его предшественников, — мелких пернатых динозавров из подотряда теропод. А по мере этого и вопросов возникало всё больше. Ибо на вышеописанную схему данная цепочка не натягивалась.

Проблема заключалась в том, что у летунов с изначально древесным стартом четыре ноги. Ведь исходная форма передвижения для них — лазанье. А лазать удобнее, используя четыре точки опоры. Поэтому и птеродактили, и летучие мыши квадропедальному способу передвижения не изменяют. У птиц же ног только две, а передние конечности специализированы для полёта. И если это — эволюционное приобретение, — то двуногим протоптицам должны были бы предшествовать четвероногие, передние ноги которых допускают смешанное применение. Но… всё не так было.

Протоавис

Почему не взлетел археоптерикс: Что связывает рептилий и птиц?

Протоавис — древнейший теропод с выраженными чертами птицы жил ещё в триасе — 220 миллионов лет назад. Причём, черты эти были уже выражены настолько явно, что изначально протоавис реконструировался, как существо преимущественно наземное, но кое-как летающее. Вроде современных представителей курообразных. Получалась, однако, ерунда. Ведь спешенным птицам предшествуют хорошо летающие. Значит, у протоависа были уже протопредки с развитыми крыльями. Но когда же они успели ими обзавестись? В карбоне?

Нет. Протоавис оказался просто пернатой тероподой. Подобно прочим бипедальным динозаврам, он овладел техникой бега на двух ногах, и уже не использовал передние (как минимум, постоянно) для передвижения. Но, скорее всего, вообще не летал и не пытался.

Анхиорнис

Почему не взлетел археоптерикс: Что связывает рептилий и птиц?

Примерно то же можно сказать и об анхиорнисе, жившем в юре 168 миллионов лет назад. Это 40-сантиметровое, считая положенный для уравновешивания передней части тела длинный хвост, существо шустро бегало, но по деревьям не лазало и летало лишь в тех же условиях, что и куры — если подбросить.

Похожими на куриные и достаточно длинными были и перья. Зачем? Перьевые плоскости на передних ногах могли выполнять функции воздушного тормоза, если надо было резко остановиться, уклоняясь от атаки, или резко изменить направление движения, и антикрыла, улучшающего сцепление с грунтом. А также и создать небольшую подъёмную силу, компенсирующую вес передней части тела. Это позволяло обойтись более лёгким хвостом.

Аурорнис

Почему не взлетел археоптерикс: Что связывает рептилий и птиц?

Не летал, а бегал ещё и аурорнис 160 миллионов лет назад. Мелкие пернатые тероподы занимали в юре низший, предназначенный для насекомоядных существ ярус хищников. Они имели много врагов, но и сами наверняка были весьма многочисленными. Способность к быстрому бегу помогала выживать этим животным, но более крупные тероподы с соответственно длинным ногами двигались ещё быстрее. По прямой. Крохи же брали манёвром — способностью резко менять скорость и направление движения. Этому способствовало использование аэродинамических сил.

Археоптерикс

Почему не взлетел археоптерикс: Что связывает рептилий и птиц?
Археоптерикс

Наконец, знаменитый археоптерикс, ещё сохраняющий положенный тероподам хвост, зубы и «заднее» (вместо обычного у птиц «нижнего») соединение черепа с позвоночником, по традиции изображается прыгающим с ветвей или вообще летящим. Однако, и он ещё не летал, так как летают птицы. Конструкция крыльев не предполагал возможности энергичного взмаха. Хотя, планирование было уже осуществимым. Но не с дерева.

В конце юры — 147 миллионов лет назад — предки птиц всё ещё оставались наземными бегающими существами. Но, видимо, могли уже не краткое время взмывать в воздух, используя разбег. Эта способность служила им для уклонения от хищников, не ожидавших от жертвы манёвров в трёх плоскостях.

Несколько необычный путь в воздух обеспечил птицам преимущество над птерозаврами. В отличие от последних, взлёт с плоской поверхности не вызывал у них затруднений изначально.

Другие статьи на данную тему

Сайт ::::::::::::::::::::: Канал

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Adblock
detector
Top.Mail.Ru