Skip to content Skip to footer

Скутозавр — узнаваемый персонаж рисунков, изображающих мир пермского периода. Обычно, он появляется на картине, чтобы разбавить звероящеров, подчеркнув своим присутствием разнообразие жизненных форм. Часто он изображает жертву, если художнику угодно показать горгонопсов в процессе охоты. Жертва из скутозавра получается хорошая. Сразу становится ясно, зачем терапсидам сабельные клыки.

Кстати, всё так и было. Скутозавры, как и прочие близкие к ним по облику представители процветавшего во второй половине пермского периода семейства парейазаврид, действительно были излюбленным объектом охоты крупных звероящеров. И сабельные клыки были нужны хищниками именно для взламывания защиты парейазавров.

Из последнего, кстати, следует, что скутозавров было много. Да и сами они выглядели вполне внушительно: до 2.5 метров в длину и до 7 центнеров веса. По меркам перми это было близко к потолку для сухопутного существа. Несмотря на архаичный облик, парейазавры вызывающим образом процветали, успешно конкурируя с господствовавшими в этот период терапсидами. За нишу крупных травоядных, естественно.

Всякое живое существо следует рассматривать не в вакууме, а в контексте эпохи и окружения. В контексте же, скутозавр представлял собой вполне прогрессивный проект травоядного второго поколения. Пока только второго. Питающиеся растительностью позвоночные появились лишь в начале перми. Первыми права на самый богатый из первичных пищевых ресурсов планеты заявили дальние родственники звероящеров — казеиды. Безобразно, сюрреалистически раздутые (вегетарианская диета требует специализации пищеварения, и до времён, когда технологии позволят вписать всё необходимое в узкий корпус газели, было очень далеко) синапсиды имели успех. Но краткий. Их быстро съели появившиеся на планете подвижные хищники.

Вторая генерация травоядных учла горький опыт первой. Улучшенные симбиотические микроорганизмы, готовые работать в кишечнике позвоночных, позволили травоядным стать просто очень толстыми. Но уже не настолько толстыми, чтобы это казалось неестественным. Парейазавры двигались медленно, самым примитивным аллюром, по одной переставляя ноги, — на способность убежать от врага они, конечно, не претендовали, — зато способны были покрывать большие расстояния в поисках пастбищ.

Главным же уроком для травоедов стало осознание необходимости вооружения даже для мирного существа. Как следствие, растительноядные дейноцефалы (звероящеры тоже решили побороться за самый богатый из ресурсов) носили сабельные клыки такого размера, что горгонопсы вздрагивали. Парейазавры, однако, принадлежали к группе парарептилий, то есть, как бы рептилий, но не совсем… Да если бы и совсем рептилий, — дифференциация зубов никогда не относилась к талантам этого класса. Клыки скутозавр отрастить не смог и пошёл по пути усиления защиты. Шкура его наполнилась окостеневшими бляхами, образующими подобие черепашьего панциря. Но гибкого.

Последнее было важно, так как отсидеться внутри панциря в случае нападения звероящера, располагающего бронебойными клыками, было проблематично. Парейазавр защищался активно. Кусаться он, по причинам указанным выше, не мог. Да и ловкость не позволяла. Травожуйный танк отбивался, нанося удары головой. Шипами, усиливающими выступы по бокам черепа. И не только. Если иметь в виду не скутозавра конкретно, а парейазаврид вообще, набор и расположение рогов могли различаться.

Скутозавр, таким образом, изобрёл до сих пор наиболее популярное у травоядных оружие — рога . Как и положено рогам, нацелены они были не вперёд, а назад. То есть, предназначались для отражения ударов, нацеленных на шею… И вот тут снова стоит вспомнить по контекст. Строение скутозавра несёт важную информацию не только о нём самом, но и о существах, с которыми скутозавр взаимодействовал.

Легко видеть, что позже — в мезозое — шея травоядных, обычно, никак не защищена. Лишь в самом конце мела появляются цератопсиды, уделяющие серьёзное внимание прикрытию самой уязвимой зоны. Это означает, что динозавры не нацеливали удары на шею. Как не делают этого и современные рептилии. Звероящеры же ещё в перми обладали задатками, позже получившими развитие у представителей отряда хищных . Били не по силуэту, лишь бы попасть, а специально по уязвимым местам. И понимали, где эти места расположены.

…Понять же причины успеха парейазавров также позволяет контекст. Конкурирующие с ними представители синапсид всё ещё не располагали ни плотной, непроницаемой для жидкости кожей, ни, в большинстве случаев, шерстью. Как следствие, образ жизни ранних звероящеров, обычно, описывается, как «околоводный». В полной мере это касалось и крупных растительноядных терапсид. Скутозавра также долгое время подозревали в амфибийности. Но изотопные исследования показали, что было это существо преимущественно сухопутным. То есть, в конце перми, когда растительный покров встречался уже не только в самых влажных зонах, но и покрыл обширные площади с умеренным увлажнением, доступное парейазавридам жизненное пространство оказалось куда обширнее.

Другие статьи на данную тему

Сайт ::::::::::::::::::::: Канал

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Top.Mail.Ru