Skip to content Skip to footer

Общеизвестно, что в основе сложившейся в середине прошлого века «современной мифологии» лежат сказки Британских островов, опирающиеся в свою очередь на великий Кельтский Миф… Но, не всё «общеизвестное» — правда. В действительности, лишь считанные из бесчисленных видов существ, населяющих современные фэнтези-вселенных, имеют какое-то отношение к английскому или ирландскому фольклору. В свою очередь, настоящая британская нечисть почти не представлена в электронных и печатных мирах «меча и магии». И это печально, так как речь идёт о существах весьма колоритных, способных украсить повествование своим присутствием.

Водяной конь

Чисто английское чудовище
— В средние века одним из наиболее «келпиопасных» районов считались берега озера Лох-Несс. Не исключено, что истинная форма келпи – ящер. Недаром, голова озёрных чудовищ часто описывается, как «лошадиная».

Если уж говорить о чисто английских чудовищах, то начать следует с водяного коня — кровожадного оборотня неизвестного на континенте, но чрезвычайно широко распространённого на островах. Само за себя говорит обилие имён монстра: келпи, агишки, брэг, баггейн, бугган, глэйштн, грант, дани, фука, пикси-жеребчик, эх-ушге, кабилл-ушти…

В каждой области водяного коня именовали по-своему, но «досье» различалось незначительно. Всегда совпадали две основные детали: существо обитало в воде, а выходя на сушу, принимало вид лошади. Описание конской ипостаси оборотня, как стройного, божественно красивого животного, является классическим, но далеко не самым распространённым. Предания обычно говорят о «лошадке», пони или жеребёнке. Очевидно, мелкие келпи встречались чаще.

Нередко, гоблин, кроме лошадиной, имел ещё одну или несколько «альтернативных форм». Он мог принимать вид телёнка или овечки. А наиболее изощрённые особи перекидывались даже в людей. Как правило, в молодых мужчин и лишь в порядке исключения в женщин. Вероятно, именно совершенствуясь в искусстве перевоплощения, некоторые неопытные келпи иногда появлялись в «промежуточном» облике прямоходящей лошади.

Чисто английское чудовище
— Если верить легендам, келпи не раз подводила жадность. Встретив целую компанию, он «брал на борт» новых и новых седоков, пока кто-нибудь не замечал, что спина лошади растягивается.

Выбор личин может показаться странным, но он был оправдан избранной оборотнем тактикой охоты. Келпи хотел, чтобы его поймали. Стоило жертве усесться верхом, незадачливый наездник намертво прилипал, и водяной конь уносил его в пучину. Где и пожирал, по странной прихоти оставляя от тела лишь печень или лёгкие. Любопытно, что долго удерживать человека келпи не мог, по этому, случалось, многие недели добросовестно выполнял обязанности лошади, прежде чем вода оказывалась на расстоянии броска.

Естественно, такой способ ловли был хорош только против парней. Девушки куда реже пытались оседлать незнакомую лошадь. Другое дело, доверчивый, заблудившийся телёнок… А уж тем более, прекрасный принц. Конечно, келпи предпочитал уносить добычу на спине, но не слишком сильного человека был способен и просто тащить к воде, «приклеив» к своей шкуре одежду или руки жертвы.

Келпи появлялся, как ночью, так и днём. Причём, днём – чаще. Ведь, ночью люди сидят по домам. Оборотень мог поселиться везде, без каких-либо предпочтений, — в море, в озере, в реке, даже в мельничной запруде. Конечно, если из заливов и крупных озёр выходили целые стаи (вернее, табуны), то в небольших водоёмах и речных омутах скрывались лишь отдельные особи. Но и они представляли опасность нешуточную. Известен случай, когда водяной конь унёс и съел сразу семерых детей.

Но не все келпи являлись свирепыми чудовищами. Многих представителей этого племени можно было считать всего лишь озорными существами. «Мирные» водяные кони, даже увлекая жертву в реку, затем отпускали седока, вымокшим до нитки, обескураженным, но невредимым. Кроме того, в их арсенале имелось множество других злобных, но «не летальных» шуток. Ведь озорные келпи умели перевоплощаться куда лучше, чем их кровожадные сородичи. Некоторым из гоблинов-шутников ничего не стоило притвориться не просто человеком, а несколькими людьми сразу.

Чисто английское чудовище
— Мистическую связь между лошадями и водой усматривали многие народы. У греков бог морей Посейдон одновременно «заведовал» и коневодством.

Насколько можно судить по старинным преданиям, жестокостью отличались морские, «дикие» водяные кони, безвредными же чаще становились одиночные келпи, живущие вдали от больших водоёмов. И в этом можно усмотреть определённую логику. Опасно охотиться на людей, поселившись в неглубоком омуте или мельничной запруде. Ведь, твёрдо решив подкараулить и убить чудовище, крестьяне сравнительно легко осуществляли задуманное. Келпи вполне можно было поразить обычным железом, в средние века железо считавшимся «антимагическим» металлом. Бойцом же оборотень, как это ни странно, был слабым. Даже естественное оружие лошади келпи использовал очень неумело. Растерзать человека он был способен только под водой.

И здесь начинается самое интересное. Никто не знает, как выглядит водяной конь в родной стихии. Обычный, «континентальный» оборотень, всегда человек. Это колдун, умеющий превращаться в зверя (версия о «болезни» или «проклятии ликантропии» возникла лишь в новое время). Но келпи – не принадлежит к роду людскому и даже копировать внешность человека умеет редко, и ещё реже делает это убедительно, не забывая спрятать конские уши и копыта. С другой стороны он и не лошадь. Предания сходятся на том, что келпи лишь любит лошадью притворяться. Что же это за «оборотень» без истинного обличия?

Есть основания полагать, что келпи, на самом-то деле, не выглядит никак. Что он – лишённый плоти дух рек и морей, по необходимости выстраивающий тело из подручных материалов и придающий ему законченный вид иллюзиями. Ведь, если водяного коня удавалось убить на суше, его туша обращалось в кучу медуз, гниющих водорослей или просто ила.

Чисто английское чудовище
— Значительно чаще, чем на людей, келпи охотились на овец и коров.

Распространённость сказаний о водяных конях, скорее всего, объясняется природными условиями Англии и Ирландии. На морском побережье островов нередко можно было видеть следы копыт, уходящие в морскую пучину, оставленные табуном вполне обычных, не магических лошадей, обходивших прибрежные скалы или пересекавших залив по обнажившемуся во время отлива дну. Но древние кельты ничуть не менее современных людей были склонны усматривать в самых заурядных и объяснимых явлениях мистику или «заговор».

Домовые

Чисто английское чудовище
— Брауни – вегетарианцы. Питаются фруктами и овощами, по этому охотно присматривают не только за домом, но и за огородом.

Британские домовые зовутся брауни. От слова «браун» — «коричневый», «бурый». В честь очень смуглого цвета кожи, не оценить который невозможно, так как брауни чаще всего расхаживают голышом. Почему нордический английский домовик так напоминает африканца два фута ростом – тайна веков.

В остальных отношениях брауни стремятся следовать традиции. Как и у обычных, европейских домовых, главным занятием коричневых человечков является помощь по хозяйству. Конечно же, разругавшись с владельцами дома, они могут и вредить, могут устраивать досадные, но не опасные каверзы и просто из любви к искусству. Но, в целом, брауни – существа полезные.

Поразительно другое. Английский домовой так близок к природе, что не живёт в доме. Брауни селятся в саду, устраивая норы под корнями или гнёзда в кронах деревьев. Убежища эти – колдовские. Днём норы не видны и открываются (в том числе и для самих хобгоблинов) только по ночам.

Умение мастерски маскировать собственные жилища позволяет брауни оказывать своим хозяевам дополнительную услугу, в прейскуранте континентальных домовиков не значащуюся. «Бурые» принимают на хранение ценности, — ведь из нор, в темноте невидимых, а днём уходящих в иное измерение, никто ничего не украдёт.

Чисто английское чудовище
— Не всякому домовому можно доверить деньги. Кроме брауни, есть ещё добби – внешне неотличимые, но очень глупые коричневые человечки. Добби слишком легко обмануть, и они сами отдадут сокровище первому встречному.

Ещё одной необычной особенностью английского домового является наличие альтернативной формы. Разозлённый или напуганный брауни превращается в боггарта, — бесформенное лохмато-волосатое чудище с длинными руками и копытцами на ногах. Вероятно, эту форму надлежит считать «боевой», но боггарт совершенно безопасен и скорее смешон, чем страшен. Он же – совсем маленький.

Ближе к северу, в Шотландии броллаханы и уриски постоянно носят воинственное обличие боггарта. И живут преимущественно на природе. Что не мешает им время от времени перебираться в человеческие поселения и выполнять обычные обязанности брауни.

Чисто английское чудовище
— В близком родстве с брауни находится и пак, шаловливый лесной фэйри ростом с ребёнка, любящий сбивать путников с пути, и заставлять их подолгу блуждать в трёх соснах. Но лесная жизнь – не сахар, так что и пак, при случае, охотно переквалифицируется из леших в домовые.

Одежда играет удивительно большую роль в британском фольклоре. Некоторые волшебные народы сами ткут себе наряды. Большая же часть местной нечисти в портняжном деле не смыслит и если одевается, то за человеческий счёт. При этом, реакция фэйри на предложенные обноски очень разнообразна. Некоторые гоблины охотно примут старую куртку в уплату за помощь. Но домовой, получив в дар одежду, напротив, возгордится и работать больше не станет. А лесной пак, расхаживающий нагишом последовательно и принципиально, если предложить ему надеть штаны, в ужасе убежит.

Самый необычный домовой встречается на острове Мэн. Это файнодери – могучий боггарт ростом с человека. Естественно, прятаться за камином такому богатырю не с руки, да и домашним хозяйством заниматься стыдно. Единственный из всех домовиков, Файнодери предпочитает мужскую работу. Помогает крестьянам в полевых работах.

Чисто английское чудовище
— В буках и дубах Англии обитают добрые дриады – зелёные дамы. Но в берёзах селятся из злобные сёстры – белые руки. Прикосновение их призрачных ладоней к волосам старит человека, а к сердцу – убивает.

Наконец, стоит упомянуть о трау – злых брауни, селящихся на торфяниках и умеющих насылать болезни. В остальных же отношениях это типичные «бурые фэйри» — маленькие, бесшумные, тенями скользящие в ночном сумраке. Их норы также закрываются на рассвете, и не успевшие скрыться трау сами не могут отыскать их. Но к счастью или к несчастью лучи солнца бездомным домовым большого вреда не причиняют.

Гоблины

Чисто английское чудовище
— Насекомоподобные крылатые крошки-эльфы, на самом деле, не встречались на островах, проникнув в англоязычную детскую литературу лишь в XIX веке.

Мифология старой Англии полна упоминаний о гоблинах и эльфах. Но заимствованное после норманнского завоевания из старофранцузского языка слово «гоблин», также, как и родное британское «фэйри», обозначало не какой-то конкретный тип сверхъестественных существ, а всю нечистую силу разом. Очень широко трактовалось и понятие «эльф». Например, водяной конь – типичный гоблин. Брауни же мог с равным успехом именоваться фэйри, хобгоблином или эльфом.

Сам Толкин в раннем стихотворении «Шаги гоблинов» использует слова «гоблин» и «эльф» как синонимы. Позже писатель пришёл к выводу, что неразбериха в терминологии недопустима, и ввёл систему, благополучно действующую до наших дней. Но и в первых набросках Современной Мифологии гоблинами (а затем гномами) именовались нолдоры. Если бы позже Профессор по каким-то причинам не передумал, в нынешних мирах меча и магии высокие гномы или бессмертно-прекрасные гоблины воевали бы против отвратительных ночных эльфов.

Чисто английское чудовище
— Много общего с пикси имели симпатичные, броско одетые водные эльфы – никси, проникавшие в мир людей через реки и омуты, узнать которых днём можно было только по мокрым волосам и зелёным зубам.

Но каким же представал Дивный народ в подлинных средневековых сказаних Англии? В основу местного фольклора, несомненно, легли кельтские предания об ушедших под холмы племенах Дану, и германские – о диковатых лесных и речных духах – альвах. Но время шло, бритты и саксы сплавлялись в единый народ, и миф постепенно менялся.

Лишь ирландские дини ши и ферришин с острова Мэн сохранили аристократические замашки. От дану они унаследовали подземные дворцы, из которых иногда ночами, поднимая целые холмы на огненных столбах, выезжали на поверхность, чтобы устроить шумную псовую охоту или рыцарский турнир. Но если дану были роста почти великанского, что дини ши измельчали, и редко оказывались выше пяти футов.

Под землёй, в полых холмах проживала и большая часть английских эльфов, именовавшихся по этой причине холмовиками или хогменами. Это был низкорослый народ по описанию похожий на хоббитов, хотя и не слишком. Ведь, хогмены боялись солнца, лишь ночью выгоняя свои стада на подлунные пастбища. Кроме того, холмовики умели наводить порчу, при желании становились невидимыми или меняли внешность. Но всеми своими способностями эльфы были обязаны волшебной одежде – стеклянным башмакам или красным колпакам с серебряным бубенчиком. Эльфы очень дорожили своими шапочками.

Чисто английское чудовище
— Люди боятся баньши и считают их злыми духами. Но серые плакальщицы не насылают смерть, а только предупреждают о её приближении.

Отношения между народцем холмов и крестьянами, чаще всего, были соседскими. На территории хогменов не рекомендовалось пасти скот. К эльфам нужно было проявлять уважение. Но за любые услуги, даже самые незначительные, холмовики щедро платили, ведь у каждого подземного эльфа был целый сундук золота. Эльфы сами добывали его. Единственным обстоятельством, осложнявшим отношения с холмовиками, являлось то, что последние регулярно похищали человеческих детей, подменяя их своими.

Кроме подземных эльфов – хогменов, существовали и лесные – пикси, жившие, впрочем, не в чащобах, а в параллельном мире – Стране Чудес или Волшебной Стране. Но их измерение пересекалось с миром людей именно в лесах, чаще всего вблизи болот или в других уголках, пользующихся дурной славой.

Пикси отличались красотой, и ростом не уступали людям, хотя, по желанию могли становиться крошечными или перекидываться в животных (способности им, как и хогменам, обеспечивали волшебные шапочки). Узнать их можно было только по прищуренным, непривычным к свету глазам, а также расшитой кружевами и бубенцами одежде психоделических расцветок. Эльфы предпочитали носить ярко-зелёные рубашки, голубые куртки и бриджи, красные чулки и колпаки, полагая, что именно такая гамма лучше всего гармонирует с их рыжими или золотистыми волосами. Впрочем, может быть, они, как и другие ночные существа, просто являлись дальтониками.

Насколько можно судить, основным, если не единственным, занятием пикси в нашем мире было заманивание людей в Волшебную Страну. О целях мероприятия летописи молчат, но судя по разнообразию и изощрённости методов ловли, результат был чрезвычайно важен для эльфов. В ход шли круги на полях и подброшенный на тропинки волшебный дёрн — ловушки, ступив в которые жертва проваливалась в иной мир. Блуждающие огоньки заводили путников если и не прямо в Дивнолесье, то на облюбованную эльфами поляну. Ожидая гостей, пикси времени не теряли, устраивая весёлый пикник и пляски под луной. Песни и скрипки эльфов очаровывали и заставляли, забыв всё на свете, плясать до упаду. Опаснее же всего было принимать от фэйри угощение, гарантирующее полную амнезию пробуждение в Стране Чудес. В ход шло и личное обаяние «охотников». Причём, соблазнять пикси, обычно пытались девушек.

Как правило, эльфы селились целыми общинами. Исключение составляли ирландсике лепреконы, предпочитавшие уединение. В остальных отношениях лепреконы полностью соответствовали описанию эльфа. Карлики жили под землёй и хранили горшки с золотом, применяя для маскировки тайников приёмы явно заимствованные у брауни. Как и прочие холмовики, лепреконы обожали крикливую одежду в стиле XVII века. То есть, эпохи, когда сказки были записаны и облик существа стал каноническим. До того момента, надо полагать, эльфы носили праздничные крестьянские наряды по моде текущего века.

Кроме того, как и прочие жители холмов, лепреконы варили пиво, отведав которого можно было потерять память, либо, вообще, отъехать в Дивную страну без обратного билета. Обожали ирландские гномы и вино, делать которое сами не умели. Так что, встретить лепрекона чаще всего можно было не в лесу, а в винном погребе. Некоторые из них даже селились среди бочек, превращаясь в «погребных» духов клариконов, безжалостно карающих слуг, тайком прикладывающихся к хозяйским запасам.

Как известно, эльф и лук – близнецы братья. Говорим «эльф», подразумеваем «лучник», говорим «лучник», подразумеваем «эльф»… Но почему эта раса стала ассоциироваться с оружием, в средние века считавшимся слабым и плебейским? Средневековые английские фэйри вообще избегали насилия. Ирланские же дану героической эпохи ездили на колесницах и предпочитали стрелам длинные копья. Вероятно, в основе мифа лежит «эльфский болт», — крошечная отравленная стрелка, которую холмовик может пустить в обидчика. В средние века в Англии внезапная, необъяснимая смерть часто считалась результатом конфликта с фэйри.

Монстры рек и озёр

Мифическая фауна рек и озёр Англии представлена тремя видами непохожих чудовищ, уникальных в том отношении, что ни одно из них до сих пор не попало в монстрятники фэнтези-миров. Наружность тварей воистину поразительна. Например, аванк — то ли покрытый мехом крокодил, то ли огромный хищный бобёр. Странный зверь умеет говорить и, подобно единорогу, питает слабость к девственницам.

Не менее удивителен Ламбтонский червь, подстерегающий жертвы на дне неглубоких рек. Способом нападения он напоминает питона – обвивает и душит. Но более всего знаменит тем, что рубить его бесполезно: куски червя ползут друг к другу, соединяются и немедленно срастаются.

Но вне конкуренции лламхигин-и-дур – крылатые и хвостатые жабы ростом с человека. Это свирепые охотники, нападающие на овец и даже похищающие одиноких рыбаков с берегов рек. С душераздирающими воплями они выпрыгивают из зарослей, сшибают ошеломлённую жертву в воду и топят.

Гномы

Британские острова ещё в древности обзавелись собственной популяцией гномов, известных здесь под именем коблинаи или стуканцы. Созвучие названия с «гоблинами» случайно, в английском фольклоре эти две расы не имели между собой ничего общего. Но современные фэнтезийные гоблины (в отличие от их смертельных врагов дварфов) внешность и подземный образ жизни унаследовали именно от коблинаев.

Итак, стуканец… Рост около трёх футов. Бороды нет. Кожа тёмная от въевшейся пыли. Руки до колен и широкие, плоские ступни. Одет в обноски шахтёрской робы и обут в тяжёлые грубые башмаки. Как завершающий штрих, — непропорционально крупную голову украшает цветная бондана. Именно повязка, а не колпак, как у немецких гномов-бородачей.

Чисто английское чудовище
— В отличие от вампиров трансильванских, британские глейстиги перекидываются не в летучих мышей, а в воронов.

Тем не менее, сходство между коблинаями и гоблинами чисто внешнее. Ведь, стуканцы являлись однозначно добрыми существами. Шахтерам они могли помогать, указывая жилы и предупреждая об опасностях, если люди проявляли уважение к подземному народу, оставляя в шахтах еду и старую одежду, либо… не помогать. В худшем случае, обиженный коблинай шумел и кидал (всегда мимо) небольшие камни. Ведь, делить расам на самом деле было нечего. Стуканцы лишь жили в шахтах. Сами они руду не добывали, предпочитая весело проводить время. Никто не видео коблиная с топором, да и кирку английские гномы брали в руки нечасто.

Гремлины

Чисто английское чудовище

Легенды о гремлинах – бесах-технократах – появились лишь в прошлом веке. Но возникли они не на пустом месте. Гремлинам-авиаторам предшествовали британские клабаутерманы – духи кораблей, селившиеся в носовых фигурах.

Клабаутерман выполнял на судне примерно те же функции, что и домовой в здании. Одетый по военно-морской моде конца XVII века человечек с неизменной трубкой в зубах помогал старательным матросам, но наказывал бунтовщиков и лентяев. Особым же его расположением пользовался судовой плотник (в то время, фактически «главный механик»). Клабаутрманы обожали стук топора, да и сами не чурались работ по дереву.

Собственными духами – килмулисами — располагали и английские мельницы. Живущий в печи гном присматривал за порядком и жерновами, требуя в награду только угощение. Да и его не съедал, питаясь исключительно запахами и мучной пылью. Рта у киллмулиса не было. Только огромный, с полчеловечка, нос.

Русалки

Чисто английское чудовище

Окружающие Британские острова воды населяют два типа русалок. Мерроу – морские девы вполне традиционного строения: верхняя половина тела у них человеческая, но ноги заменяет покрытый чешуёй рыбий хвост. Мерроу отлично приспособлены к плаванию, так как имеют перепонки между пальцами рук. Зато, лишены жабр. Дышать под водой им позволяют лишь волшебные шапочки. Любопытно, что происхождение этих магических головных уборов, украшенных птичьими перьями, явно сухопутное.

Нетипичным для русалочьего племени является деление мерроу на два пола. Кроме ослепительно красивых (сверху до пояса) женщин, есть ещё и уродливые зеленокожие мужчины. Кроме того, в отличие от русских русалок, всегда в большей или меньшей степени опасных, мерроу симпатизируют людям. Они не только не топят пловцов, но и стремятся предупредить рыбаков о приближении шторма. Души утопленников мерроу заключают в раковины и хранят в своих подводных жилищах.

Доброй расой также являются селки или роаны – шотландские морские оборотни, принимающие форму тюленя. Селки также живут на дне в дворцах из перламутра, но в погожие дни охотно выходят на берег, чтобы порезвиться в человеческом обличии. Нередко, потеряв сброшенную тюленью шкуру и с ней и возможность вернуться в море, они навсегда остаются в человеческих поселениях.

Заморские гости

Чисто английское чудовище

Английская, шотландская и ирландская нечисть в большинстве случаев имеет кельтское происхождение. Датчане и саксы оставили не столь уж глубокий след в фольклоре островов. Тем не менее, некоторые британские гоблины ведут свой род из древнегерманских эпосов.

В первую очередь это – дуэргары, некогда бывшие цвергами, тёмными альвами, червями, зародившимися в трупе великана Имира, кости которого стали горами мира людей. И основные черты злобных карликов, ковавших оружие богов, дуэргары сохранили. Они обладают огромной физической силой, скрываются от губительных лучей Солнца под холмами и мастерски обрабатывают металлы. Селятся дуэргары чаще всего поодиночке. Зато, в отличие от цвергов, умевших лишь ковать волшебные артефакты, английские карлики способны наводить иллюзии, меняя обличие, становясь невидимыми или маскируя ловушки.

Но куда опаснее дуэргаров мертвецы слуа – бывшие эйнхерии, древние герои, когда-то погибшие в бою и примкнувшие к свите Одина. Давно забыто в Шотландии германское язычество, а Дикая Охота всё носится по небу. Уже без участия богов. Призрачные скелеты в бессмысленной ярости обрушивают мечи и копья на всякого, кто попадётся им на дороге, не давая пощады даже животным. Убитые пополняют ряды слуа.

Собака Баскервилей

Чисто английское чудовище

«Собака Баскервилей», описанная в одноимённой повести Артура Конан Дойля, не уникальный призрак, преследующий древний дворянский род. В средние века чудовища в облике огромных чёрных псов с пышущими пламенем глазами встречались в Англии почти также часто, как и водяные кони. Именовались они баргестами, боуги или гримами, и по одной из версий являлись псами Одина, отставшими от Дикого Гона.

Но «скандинавскую» версию можно поставить под сомнение. Баргест слишком похож на других британских гоблинов. Подобно келпи, он – полиморф, и способен принять облик рогатого гуманоида с клыками и когтями. Ещё одной альтернативной формой баргеста является чёрный шар. Что-то общее есть у гримов даже с баньши. Вой баргеста может предвещать скорую кончину. Хотя, чаще всего оказывается, что баргест, просто, пугал.

Ни в одной из форм огнеглазое чудище не пускает в ход клыки. Несмотря на устрашающую наружность и склонность бродить на кладбищах, баргест абсолютно безвреден. Он – только «голограмма», бестелесный призрак, сквозь которого материальные предметы проходят, как сквозь воздух. Баргест — хулиганский дух, юмор которого столь же чёрен, как и его шерсть. Если его игнорировать, он обидится, и в отместку неблагодарной публике начнёт, например, звонить в колокола, сзывая селян тушить несуществующий пожар.

Чудище из шкафа

Чисто английское чудовище

Особую категорию британской нечисти составляют баги (они же багабу, богглы, багбиры или буки). Эти коварные монстры, преследующие исключительно детей, чьё поведение оставляет желать лучшего, делятся на дневных и ночных. Типичный ночной баг имеет неопределенную мохнато-волосатую наружность, цепкие ледяные ладони и небольшой рост (что позволяет ему скрываться в шкафу или под кроватью). Как правило, чудище лишь пугает, корча рожи из тёмных углов, и лишь изредка, в особо тяжёлых с точки зрения педагогики случаях, баг хватает жертву и пытается утащить её в своё пыльное логово. Всегда неудачно.

Дневные багги куда колоритнее. Они имеют более детально прорисованную внешность, собственные имена и строго определённые сферы деятельности. Например, Ленивый Лоренс подстерегает воришек в чужих фруктовых садах. А длинноволосая, вооруженная кривыми когтями Дженни Зелёные Зубы хватает сорванцов, купающихся в прудах и реках без присмотра старших. Дженни – единственный баг-убийца. Она не шутит.

Традиционные средства, такие как распятие, молитва или железная иголка спрятанная за воротом, бессильны против багов. И если ночные чудища хотя бы боялись света, то дневные баги спешили скрыться лишь при появлении взрослых. Только в конце прошлого века проблема борьбы с багами была частично решена, путём установки патчей на водоёмы и мебель.

****

Британские фэйри делятся на Благой и Неблагой дворы. Первый объединяет не очень злую нечисть. Второй – очень злую. Но где проходит граница, мифы умалчивают.

К безусловно злым гоблинам относятся красные колпаки, клыкастые карлики живущие в развалинах и красящие шапки человеческой кровью. В отличие от других фэйри, колпаки не боятся железа. Компанию им в развалинах составляют сприганы, уродливые злобные гномы, также использующие сталь, и способные вырастать до размеров вставшей на дыбы лошади. В подземельях скрываются корреды, внешность которых говорит сама за себя: черная кожа, красные светящиеся глаза, когти, копыта, острый горб на спине. Спасти от них может только музыка, к которой владеющие магией чудища неравнодушны. Если развеселить корреда, он предскажет судьбу.

Очень опасны шотландские вампиры – глейстиги и бааван ши — красавицы, скрывающие под длинными зелёными платьями козлиные или оленьи копыта. Но и среди глейстигов встречаются добрые, готовые помочь, если не каждому человеку, то тем, кто понравится им. Даже среди водяных коней встречаются как просто вредные, так и смертельно опасные.

В Англии каждый гоблин сам выбирает свой Двор. Волшебный же мир не тождественен загробному царству. Добро и зло сосуществует в нём, как и в мире реальном. Сказка должна очаровывать, а не поучать.

Другие статьи на данную тему

Сайт ::::::::::::::::::::: Канал

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Top.Mail.Ru