Skip to content Skip to footer
Фабий Кунктатор: Полководец замедленного действия

В числе исторических сражений особое место занимает битва при Агер Фалерне — Кунктатор против Ганнибала. Это малоизвестный эпизод Второй Пунической войны. Малоизвестный, так как битва не состоялась. Или, вернее, от начала и до конца протекала на уровне ментальном — между двумя гениальными полководцами. Солдат в свой поединок они в тот раз втягивать не стали.

Вскоре после вторжения Ганнибала в Италию, потерпев сокрушительные поражения при Треббии и Тразименском озере, римляне начали что-то подозревать. Факты свидетельствовали, что сила не на их стороне. В это трудно было поверить. Но факты! Легионы, представлявшие собой опытное, отлично организованное, но, всё-таки, ополчение, даже в условиях численного перевеса не могли противостоять армии африканцев, включавшей, помимо галльской массовки, регулярную ливийскую тяжёлую пехоту и тяжёлую же иберийскую конницу. Да и численный перевес… После двух образцово-показательных разгромов его уже не было.

В условиях сложной геополитической остановки Рим принял мудрое решение, избрав диктатором пожилого Фабия Максима. Оставшиеся войска были поручены полководцу, известному осторожностью и взвешенностью решений. И Фабий, получивший прозвище Кунктатор (Медлитель, или, как бы выразились теперь, Тормоз), продолжил войну против Ганнибала в соответствии с собственными принципами. Очень продуманно и осторожно.

Римская армия не вступала в бой с пунами, а мрачно тащилась следом, при малейшем движении противника запираясь в хорошо укреплённом лагере. И какие бы шоу Ганнибал не устраивал прямо под частоколом, Фабий не поддавался на провокации. Легионы из лагеря не выходили.

А взять римлян измором Ганнибал не мог. Его войско находилось в глубине вражеской территории без какой-либо связи с метрополией и припасы добывало разоряя местность. Для этого африканцам было необходимо постоянно двигаться. Не давая подловить себя на марше, Фабий шёл следом, постоянно тревожа арьергард противника и уничтожая отряды фуражиров.

К такой тактике Ганнибал готов не был. Полководец стал нервничать и, однажды, совершил ошибку. Армия Карфагена просто заблудилась и забрела в долину, из которой не было второго выхода. Узкий же перевал, через который африканцы пролезли в ловушку, не спеша, осмотрительно и предельно осторожно занял Фабий.

Собственно перевал обороняли несколько когорт. Главные же силы Кунктатор разместил на склонах, чтобы с флангов обрушиться на пунов, когда они вступят в бой с заслоном.

Разобравшись в ситуации, Ганнибал не стал ждать перелома ситуации от плохого к худшему, и, едва стемнело (марши жарким летом в южной Италии часто совершались ночью) двинулся назад, через занятый врагом перевал. Пустив в авангарде стадо волов с привязанными к рогам факелами.

Беспорядочно мечущиеся по дороге и окрестным склонам огни произвели на римлян тяжёлое впечатление. Заслон пришёл в замешательство и легко был сбит с высот. После чего, всю ночь армия Карфагена в походном порядке тянулась через перевал.

То есть, в принципе, всё развивалось по плану. Плану Фабия. Заслон не должен был держаться долго. Одолев его, пунам предстояло попасть оказаться в капкане. Но Кунктатор не дал сигнала к атаке. Он вообще ничего не предпринял, возобновив осторожное преследование лишь на следующий день.

С волами в римском штабе разобрались быстро. Разумеется, это был отвлекающий манёвр. Причём, отнюдь не тонкий. Но от чего, собственно, отвлекающий? Всю ночь римляне вели разведку, пытаясь понять, какую именно пакость им устроил Ганнибал, пока они любовались факельным шествием. Где засада?

Не разгадав вражеский замысел, осторожный Фабий что-либо предпринимать не хотел. Но замысел Ганнибала и заключался именно в том, чтобы его мудрый противник всю ночь искал в тёмной комнате черную кошку, которой там нет. И не находил, естественно.

…А Фабий, что характерно, после Агер Фалерна тактику не сменил, продолжив изматывать Ганнибала мелкими стычками. Толстый троллинг со стороны последнего он полностью игнорировал, как и вопли доносящиеся со стороны Капитолия. В Риме обиделись, и когда половина войск была передана под начало более решительного Марка Минуция Руфа, осенью 217 при Геронии тот атаковал Ганнибала и, разумеется, потерпел поражение. Фабий же, после соответствующего своей репутации промедления всё-таки появившийся на поле боя, довольно легко свёл почти уже проигранную битву к ничейному результату.

То есть, сразившись с Ганнибалом не вдвое меньшей, а равной силой, Фабий Максим, скорее всего, разбил бы африканцев. А, может быть, и нет. Кунктатор не хотел рисковать.

Новые публикации также можно увидеть на Дзен-канале

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии