Skip to content Skip to footer
Мировой океан: Тайны морского дна

Что скрыто в вечной тьме под давящей толщей вод, в которой проплывают киты? Затонувшие города додревних цивилизаций? Базы пришельцев? Спящий Ктулху? Всё может быть там. Океан практически не исследован. Даже по сравнению с Луной. Например, максимальную глубину Марианской впадины, несмотря на неоднократные попытки, удалось установить лишь с точностью до нескольких десятков метров. Так что, под давящей толщей вод скрыто, как минимум, само по себе дно.

Разумеется, речь идёт не о континентальном шельфе — уступе, за миллионы лет выточенным прибоем. Глубины, колеблющиеся от 100 до 200 метров, отражают колебания уровня мирового океана. Для шельфа характерна обычная, «сухопутная» геология. По морскому дну продолжаются даже русла рек, заполняющиеся пресными водами в ледниковые периоды, когда море отступает.

Но за шельфом начинается материковый склон. Это обширное, куда хуже исследованное и освоенное пространство, представляющее край материка, постепенно уходящий вниз и на глубине примерно трёх с половиной километров смыкающийся с океанической корой. И склон живёт уже по своим, «не земным» законам. Песок и галька, покрывающие дно на шельфе, здесь, например, редки и быстро исчезают по мере возрастания глубины. Ведь, добываются эти материалы в полосе прибоя, и под водой нет течений, которые могли бы разность их далеко. Вдали от берега лишь изредка встречаются валуны, принесённые с берега айсбергами в эпохи оледенений. Рельеф же склона образован острыми, не сглаженными эрозией скалами. Осадочный слой присутствует лишь в ложбинах, и образует его желтоватый ил, состоящий из микроскопических раковин фораминифер.

И первая тайна океанского дна заключается в колоссальных каньонах, глубина которых иногда достигает пяти километров. Крутизной стен, извилистостью, узостью подводные пропасти напоминают фьорды. Но образованы эти ущелья явно не терпеливым течением ледников и рек, а какой-то другой силой, относительно природы которой, наука конструктивных идей не имеет.

А ниже каньонов начинается абиссаль – недоступное и практически безжизненное ложе океана, представляющее собой плоскую равнину, однообразие которой лишь изредка нарушается пологими холмами и конусами подводных вулканов.

Дно покрыто не встречающейся где-либо на суше красной глиной, состоящей из космической и вулканической пыли, песчинок, занесённых в океан бурями, и кремниевых скелетов радиолярий. Здесь много металлов, железа, марганца, никеля, хрома оседающих из морской воды, образующих россыпи – конкреции – и быстро покрывающих коркой окислов оказавшиеся на дне предметы – зубы акул и кости китов. На глубине свыше 5000 метров давление так велико, что карбонат кальция, из которого состоят раковины, быстро растворяется.

Неизвестно, есть ли жизнь на Марсе, но на дне океана её, практически, нет. Фотосинтез в бессветных глубинах невозможен, источником пропитания местным обитателям служит

«глубинный снег», – органические остатки, хлопьями опускающиеся из верхних «ярусов» моря. Но его мало, поскольку над большими глубинами воды безжизненны даже у поверхности. Для фотосинтеза, кроме света и углекислоты, требуются ещё и удобрения – азот и фосфор. А эти элементы склонны «тонуть», скапливаясь в придонном слое.

Углекислота тоже тяжелее воды. Как следствие, глубины моря отравлены углекислым газом. Кислорода же там практически нет. Желающих приспосабливаться к таким условиям немного. Все обитатели дна — эволюционные аутсайдеры, вытесненные конкуренцией из более пригодных для жизни регионов.

Помимо вулканических конусов, над абиссальными равнинами возвышаются срединно-океанические хребты, протянувшиеся на тысячи километров вдоль разломов, образованных расхождением тектонических плит. Разделённые бездонными рифтовыми ущельями гряды удалось обнаружить лишь в середине XX века. Со склонов же хребтов далеко на равнины тянутся таинственные «абиссальные каналы», напоминающие русла рек. Предположительно, промывают их в глубинной глине «мутьевые потоки» — сходящие с гор лавины ила.

Ещё ниже океанского ложа — впадины. И, как ни странно, именно в них наблюдается некоторое оживление. Перепад глубин порождает течения. Ведь температура земной коры растёт с каждым километром вниз. Подогретая впадиной вода всплывает, а с краёв вниз скатываются холодные массы с ложа. Течения, чаще неощутимые, но иногда быстрые и опасные для подводных аппаратов, затягивают кислород и пищу туда, где их быть по идее не должно бы.

Оазисами жизни, правда чуждой, практически внеземной, анаэробной, возникают вокруг глубоководных гейзеров – «чёрных курильщиков». Не имеющих, с наземными гейзерами, кстати, ничего общего. Это трещины в тонкой океанической коре, через которые в океан из мантии планеты проникает насыщенная газами, минералами и сложной органикой вода. Хлещет из них тот самый «первичный бульон», в котором 4 миллиарда лет назад зародилась жизнь на планете.

Но это — предположительно. Мутьевых потоков никто не видел. Для того чтобы просто составить перечень загадок глубоководья и узнать, что там изучать стоит, необходимо систематически и пристально обследовать обширные участки абиссали. Для этого требуются аппараты способные работать на дне в течение не часов, а многих недель.

С технической точки зрения эта задача разрешима. Современные подводные лодки способны погружаться на шесть километров. В сентябре 2012 года российский «Лошарик», сконструированный, кстати, для проведения вовсе не исследовательских, а разведывательных миссий, 20 суток собирал пробы грунта с трёхкилометровой глубины.

Открыть человечеству океан должны будут специализированные океанологические атомные субмарины, оборудованные мощными прожекторами и светочувствительными камерами для наблюдения, обладающими высокой разрешающей способностью сонарами для подробного картирования местности. Им потребуются буровые установки, позволяющие исследовать грунт на глубину хотя бы в десятки метров, и получающие питание по кабелям быстроходные телеуправляемые аппараты, вооружённые большими сачками. На случай, если в бездне, всё-таки, водятся какие-то монстры. И стоить всё это, безусловно, будет намного меньше организации пилотируемой экспедиции на Марс.

Новые публикации также можно увидеть на Дзен-канале

Подписаться
Уведомить о
guest
3 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Алексей
Алексей
3 месяцев назад

Благодарю за статью! Очень познавательно, никакой «воды» )))

Nick PL
Nick PL
1 месяц назад

Цитата: «над абиссальными равнинами возвышаются срединно-океанические хребты, протянувшиеся на тысячи километров вдоль разломов, образованных расхождением тектонических плит.»
.
Если материки расходятся, то расходятся и материковые и океанические плиты. Это понятно, логично и как бы обязано быть. В месте расхождения (разлома) плиты магма выходит на поверхность и застывает. Все логично.
.
Вопрос. А тогда почему срединно-океанический хребет только в самом центре допустим атлантического океана? А от берега и до хребта — равнина.
Америка с африкой/европой расходятся миллионы лет. С момента расхождения материков между ними должен быть разлом и из разлома переть и застывать магма. И формировать хребет. Все пространство от берега до срединного разлома должно составлять горный рельеф формирующегося в центре и все больше расползающегося хребта. Разве нет? А там равнина.

Последний раз редактировалось 1 месяц назад Nick PL ем