Skip to content Skip to footer

Вопрос, произошли ли вирусы от клетки, без которой он существовать не может, или же клетка произошла от вируса — потому что, именно сложное обычно происходит от простого, а не наоборот, — напоминает парадокс к курицей и яйцом. А это значит, что ошибка в самом вопросе. Вирусы и клетки должны были появиться независимо.

В настоящий момент с происхождением клетки консенсус, практически, достигнут. Она могла появиться из абиогенного образования — коацерватной капли, и абиогенных же автокаталитических молекул, в этой капле поселившихся. Учитывая, что, с одной стороны, вирус — тоже просто самореплицирующаяся молекула, упакованная на марше в белковый капсид, а с другой, коацерватные первопоселенцы могли пользоваться капсидом для перемещения между каплями, сходство получается удивительное.

Тем не менее, именовать протобионтов «вирусами» не принято. В отношении того, что современные вирусы не происходят из РНК-мира, а появились позже и другим путём, также достигнут консенсус.

Труднопреодолимые затруднения встречает и гипотеза происхождения вирусов от некогда имевших клеточное строение существ, упростившихся в связи с паразитизмом. Паразитизм, действительно может вести к упрощению до неузнаваемости. Но не до полной неузнаваемости. Некоторая избыточная сложность всегда остаётся. И именно благодаря ей даже в органоидах клетки были опознаны некогда поселившиеся в её вакуолях симбиотические организмы. Вирусы же избыточной сложностью не обладают. А значит, пришли к современному состоянию от некого ещё более простого. Хотя, казалось бы, куда уж проще-то?

Против регрессивной гипотезы свидетельствует и факт существования вирусных белков, не встречающихся у представителей других доменов. И это при том, что почти весь генетический материал у приличного вируса — ворованный. Самокопируясь внутри чужой клетки, он неизбежно захватывает и фрагменты ДНК хозяина. Причём, не в одностороннем порядке, а в обмен на куски своей ДНК. Большей частью похищенной где-то ранее. Роль горизонтального переноса генов (как мутагенного фактора), а значит и вирусов, в эволюции очень велика. Даже в человеческую наследственность 30% материала попала именно таким образом. Захват же целого фрагмета цепочки нуклеотидов может вести к изменениям радикальным, вплоть до появления новых органов… но это отдельный вопрос.

То есть, если при таких масштабах обмена материалом у многих вирусов остаётся и что-то своё, — это чрезвычайно сильный довод в пользу их отельного от клеточных организмов происхождения. Как минимум, отдельного от клеточных организмов, принадлежащих к существующим ныне доменам: археям, бактериям, эукариотам.

Не факт, что в прошлом доменов не было больше. И также не факт, что вирусы слишком просты, чтобы вести свой род от клеточных организмов. В подавляющем большинстве — да. Вирусы — искусственная группа, объединяющая всё, что не живой организм, но размножается. Обычно, они очень примитивны. Однако, есть в том числе и вирусы гигантские, сравнимые по размеру с бактериями. Они-то излишней простотой не грешат. А по строению напоминают ядро клетки.

Сходство далеко не полное, но и слишком значительное, чтобы оказаться случайным. Что даже породило гипотезу о происхождении эукариотов в результате инфицирования доядерного существа гигантским вирусом… Но так, конечно, быть не могло. Тогда бы биохимические различия между эукариотами и вирусами пропали (не говоря уж о том, что гипотеза не объясняет, откуда паразитическое ядро взялось). Тем не менее, эукариоты и гигантские вирусы, скорее всего, должны иметь общее происхождение.

Гипотеза появления вирусов путём упрощения в связи с паразитическим образом жизни совершенно неубедительна применительно к вирусам вообще. Но в частности начинает походить на правду, если рассматривать лишь вирусы гигантские. И рассматривать их, как наследников домена возникшего около двух миллиардов лет назад, — неких «параллельных» эукариотов, — в последствии, не выдержавшего конкуренции и практически вымершего.

Многие «устаревшие» типы и классы почти повально переходят к паразитизму. Всегда, правда, не полностью. Обязательно остаётся и некоторое количество свободноживущих организмов. Но, во-первых, из правила может быть исключение. А во-вторых, пример архей, чрезвычайная распространённость которых, как и принадлежность к отдельному от бактерий домену, были обнаружены лишь недавно, как бы говорит нам… Может даже и есть у гигантских вирусов свободноживущие родственники. Мир микроорганизмов не настолько хорошо изучен, чтобы точно сказать, кто там чей родственник.

Назначение некоторых элементов конструкции гигантского вируса до сих пор непонятно. Это вполне могут быть именно не функциональные ныне рудименты более сложного устройства (если только это не изученное уже устройство эукариотической клетки, — не оно точно). Однако, тут засада. Поскольку неизвестно, как организм выглядел до упрощения, то нельзя и судить, могут ли эти элементы быть рудиментами его органоидов.

<<<< К НАЧАЛУ

>>>> ПРОДОЛЖЕНИЕ

Новые публикации также можно увидеть на Дзен-канале

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Top.Mail.Ru