Skip to content Skip to footer
Вирусы: Реликты катархейского РНК-мира?

Общие представления о том, что такое вирусы, по идее, должны предоставляться школьным курсом биологии. Кроме того, разумеется, есть статья в Википедии — очень информативная. Из неё, например, можно узнать, что проблема происхождения вирусов не решена. Но как и во множестве других случаев, даже если сами факты заслуживают безусловного доверия, они могут быть поданы в форме допускающей превратное толкование. На самом деле, с пониманием происхождения вирусов не всё так безнадёжно.

Для начала, вирусы попадаются разные. Грубо, их можно разделить на три крупные категории. К первой относятся гигантские, сложно устроенные вирусы, по сути, представляющие собой что-то очень похожее на странствующие ядра клеток, и по данным последних исследований даже проявляющие некоторые свойства живого организма. Вторая разновидность — элитные вирусы, состоящие из двойной спирали ДНК, вне живой клетки окружающей себя белковым капсидом. Кстати, как бы красиво вирусы не смотрелись на картинках, по консистенции какпсид напоминает яичный белок или сопли. Так что, защиту он обеспечивает символическую.

Третья категория составляет подавляющее большинство. Это РНК-вирусы, отличающиеся немыслимым разнообразием. Вплоть до того, что могут иметь и ДНК. Но не козырную двойную спираль, а упрощённую — полутора или одно-цепочечную. «Полуторность» достигается замыканием молекулы в кольцо и складыванием, так чтобы она сама с собой соприкасалась. Аналогичным способом вирусы могут частично удваивать и спираль РНК. Или же использовать вместо одной длинной РНК — сноп коротких молекул, кодирующих наследственность в складчину.

Наконец, вирусный отстой, идущий вне категорий и настоящими вирусами не считающийся, именуется вироидами — это просто автокаталитические молекулы не способные к образованию капсида, и имеющие минимальную длину, а следовательно, и предельно скромный набор каталитических «навыков». В расселении и размножении вироиды крайне ограничены. Нередко они являются паразитами второго и даже третьего порядка. То есть, способны реплицироваться лишь в клетке, уже поражённой другими вирусами, производящими нужные для самосборки вироида компоненты.

В каком-то смысле к вироидам можно присчитать и прионы — автокаталитические белки. Да, у них нет РНК, но в остальных отношениях принцип тот же самый.

…Это длинное вступление, но оно, тем не менее, было необходимо, дабы стало очевидным: никакой гипотезы, объясняющей происхождение вирусов, — единой гипотезы — не может существовать в принципе. Просто потому, что вирусы заведомо общего происхождения не имеют. Гигантские вирусы ближе к эукариотам, чем к другим вирусам и даже к бактериям. ДНК-вирусы в какой-то мере могут считаться дальней роднёй простейших, бактерий, архей, но только не РНК-вирусов. Которые в свою очередь, так разнообразны, что отдельные их фракции, скорее, можно сблизить с отдельными же разновидностями вироидов, нежели друг с другом.

Что же касается самих гипотез происхождения, то их три: регрессивная, клеточная и коэволюционная. Соответственно, подразумевают они происхождение вирусов от предельно упростившихся в связи с паразитизмом клеточных организмов; от отдельных, «сбежавших» частей живой клетки; или от древних протобионтов, живших ещё во времена, когда клеток не существовало. Все эти гипотезы слабы и, как минимум, в общем случае, встречаются с категоричными возражениями, тем или иным концом упираясь в глухое «так просто не могло быть».

Но только в общем случае. То есть, если любую из этих гипотез применять ко всему разнообразию вирусов.

Начать же стоит с самой интересной и эстетически привлекательной гипотезы. Коэволюционной. Реконструкция протобионтов, появившихся на Земле в катархее, в эпоху полиароматических углеводородов, и давших начало жизни на планете, представляет их именно, как вироиды, а затем РНК-вирусы. Только ещё не паразитические, а свободноживущие. Благо, способность РНК к самосборке, репликации и эволюции в абиогенных условиях экспериментально доказана. И что если вирусы — реликты РНК-мира, повально перешедшие к паразитизму после исчезновения среды их обитания — первичного коацерватного раствора?

Гипотеза эта, действительно, кажется привлекательной, но пользуется популярностью наименьшей. Так просто не могло быть. Внутренний паразитизм — чрезвычайно сложная специализация. «Дикие» вирусы могли бы приобрести её, лишь если бы сотни миллионов лет сосуществовали в одной среде с клеточными существами. Но пригодные для выживания протобионтов условия сохранялись на планете очень недолго. Появившись, бактерии немедленно съели первичный бульон. Что-то предпринять вирусы просто не успели бы.

>>>> ПРОДОЛЖЕНИЕ

Новые публикации также можно увидеть на Дзен-канале

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии