Skip to content Skip to footer

Наяпитек или гидропитек — гипотетический предок человека, живший в воде. Акватическая гипотеза, объясняющая возникновение прямохождения (на самом деле, и массу прочих антропных признаков) некогда пройдённой предками человека «водной» стадией, удивительно популярна. Особенно для гипотезы, столь явно противоречащей здравому смыслу и установленным фактам, что антропологами она никогда и не рассматривалась. Но претензии со стороны здравого смысла и фактов к данной концепции излагались в предыдущей части . В этой же речь пойдёт несколько о другом.

Допустим, что приматы (не предки людей, предками они в таком случае точно бы не стали) действительно в некий момент заинтересовались водной средой и начали адаптироваться к ней. Как бы это выглядело?

Во-первых, о среде. Где вообще обезьяны могут найти воду в товарных количествах? Например, разливы Амазонки затопляют ежегодно сотни тысяч квадратных километров лесов. Есть мангровые заросли по берегам морей. Есть мелководное озеро Чад, то разливающееся с две Ладоги, то усыхающее, так что его из космоса не найти. Есть, наконец, просто приливно-отливная зона и банальные реки. И есть наблюдения, позволяющие установить, как животные адаптируются к данным условиям.

Большей частью — никак. Например, фауна Амазонии вообще не различается на затопляемых и не затопляемых участках. В мокрый сезон звери перемещаются между деревьями вплавь, расталкивая речных дельфинов и заблудившихся акул — этих по Амазонке удивительно далеко заносит. Но не приспосабливаются. Терпят. То же касается и озера Чад, площадь которого периодически переходит от крокодилов и бегемотов слонам и антилопам. То же касается и приливно-отливной зоны морей. Многие сухопутные животные эпизодически заходят туда на время отлива, но нет ни одного наземного вида, который был бы к данным условиям привязан.

Почему? Потому что, желающих приспосабливаться к временным и малораспространённым условиям чрезвычайно мало. Занимают связанные с такими условиями ниши лишь эволюционные аутсайдеры.

То есть, рыба будет приспосабливаться к условиям пересыхающего водоёма. Чрезвычайно мобильные птицы могут использовать появляющееся на пару месяцев в году озеро, как перевалочный пункт в миграциях. Зверям же оно просто не интересно. Как неинтересны им, например, и мангры. Эта зона отнюдь не богата, и там плохо с пресной водой.

« Порталом» для перехода от наземного образа жизни к водному традиционно служат реки и озёра. Они сравнительно стабильны и доступны. Звери в любом случае вынуждены переплывать их и часто приходят к водоёмам на водопой. Главное же, это не охраняемый портал. Если ягуар решит половить рыбу и столкнётся с крокодилом равного с собой размера, — крокодил на безрыбье его вполне устроит. Даже не имея никаких приспособлений к жизни в воде, ягуар сильнее коренных обитателей этой среды и чувствует себя на их территории вполне уверенно.

Реки, сравнительно с сушей, весьма продуктивная и богатая добычей территория, так что хищникам часто приходит идея адаптироваться сначала к полуводному, а затем и к водному образу жизни. Травоядные уходят в воду, обычно, в поисках убежища. Например, бегемоты кормятся на суше, но в случае опасности бегут в воду. Ведь, львы глубже чем по колено предпочитают не заходить, крокодилы же в местах чреватых бегемотами стараются не отсвечивать.

Далее — понятно. За «двухсредной» стадией выдры или бобра следует что-то тюленеподобное, а затем и полностью отвязавшееся от суши китообразное. Причём, это путь в один конец. Попытка вернуться на сушу будет опровергнута равным по классу (класс млекопитающие) противником, эту территорию занимающим.

…Теперь о приматах. Для того, чтобы попасть в воду, обезьянам сначала потребуется адаптироваться к жизни на открытых пространствах. Ведь, пока деревья поблизости, для приматов куда естественнее искать убежище в ветвях, и «лазательная» специализация не будет сменяться акватической. Таким образом, в реки они попадут или уже прямоходящими, или же четвероногими, как переселившиеся в саванны павианы. И от этого будет зависеть направление дальнейшей адаптации.

У обезьян очень тяжёлый — рассчитанный на падения с дерева — скелет, что, возможно, побудит четвероногий вариант гидропитека не плавать, а бегать по дну, как это делает бегемот. В конце концов, именно на дне проще найти пищу. Соответственно, адаптация сделает сложение компактным и мощным, что требуется для преодоления сопротивления среды. А поскольку зрение, обоняние и слух в мутной воде станут почти бесполезными, роль передних конечностей, служащих как для поиска прячущейся в водорослях и слое ила добычи ощупью, так и для её захвата, так и отчасти для движения (в воде это можно делать только при горизонтальном положении туловища) возрастёт. Короткие задние ноги, упитанное туловище и длинные руки с длинными же чувствительными пальцами, — выглядеть водяная обезьяна, номер раз, будет как-то так. Активной она будет, скорее, в ночное время и предпочитать малопрозрачные, заросшие воды.

Если же в воду засунуть прямоходящую (то есть, с уже облегчённым скелетом) обезьяну, будет не так интересно. Гидропитеку номер два придётся плавать, а значит, и приобрести приспособления для плавания. Обычно, «двигателем» становится хвост… но его уже нет. Таким образом, адаптация будет подразумевать преобразование ступней задних ног в ласты. Передние конечности также, вероятно, будут перепончатыми и служить только для движения. Под водой затруднительны резкие движения, так что, захват добычи, скорее, будет происходить вытянувшимися челюстями. Для такого существа подойдёт вода сравнительно прозрачная, чтобы можно было использовать зрение, и открытая — с минимумом препятствий.

<<<< К НАЧАЛУ

Новые публикации также можно увидеть на Дзен-канале

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Adblock
detector
Top.Mail.Ru