Skip to content Skip to footer

В толще вод парят они, почти невидимые, переливающиеся радужными искрами, странные, лишние и непостижимо чуждые всему живому… Гребневики. Они такие. Чуждость их, запредельную, ошеломляющую, распахивающую врата в дальний, древний, почти неведомый мир, выходцами из которого эти существа являются, действительно, трудно постичь. Ибо гребневики — твари примитивные, унылые и никчёмные. Что-то вроде медуз, за близких родственников которых они традиционно и принимались.

Подобно медузе, гребневик состоит из морской воды с 1% примесью белков. С двух сторон его внутренняя вода, именуемая мезоглеей, чтобы она не смешивалась с забортной, огорожена слоем клеток и слизью. Конструкция имеет форму мешка с одним ртом спереди и двумя не жгучими, но липкими щупальцами сзади. Она может быть достаточно велика — до полутора метров в длину, — и приводится в движение согласованным движением ресничного эпителия, образующего те самые гребни, в честь которых гребневик назван. То есть, хотя гребневик местами и обзавёлся мускулатурой, способной, например, закрывать рот, чтобы добыча не сбежала, но плавает он благодаря слитным усилиям отдельных клеток, гребущих ресничками. Для существ макроскопического размера такой способ движения беспрецедентен.

Именно преломление света в эпителии разбрасывает вокруг существа радужные брызги. Плюс, живущие в мезоглее и способные к люминесценции симбионты добавляют кое-что от себя.

Таков сферический гребневик в вакууме. Есть варианты без щупальцев, и даже ползающие червеобразные формы. На этом, однако, описание закончено. К вышеизложенному стоит добавить лишь наличие распределённой, но более сложной, чем у стрекающих, нервной системы.

Чуждость гребневиков, таким образом, не бросается в глаза, однако, была отмечена давно. По косвенному признаку. В отличие от медуз, которых рыбы охотно едят, невзирая на стрекательные батареи, эти существа несъедобны, — не ядовиты, а просто не питательны, — и естественных врагов (кроме других гребневиков же) в природе не имеют. Что позволяет им невозбранно размножаться, выедать планктон и вредить рыбному хозяйству… Но откуда, вдруг, гребневикам такое счастье?

Из тония. Был такой геологический период, начавшийся 1 миллиард и закончившийся 720 миллионов лет назад. Закончился тоний, кстати, очень плохо, — криогением . Земля замёрзла, и все умерли. А умирать было кому. Многоклеточная фауна, в виде непонятных червеобразных существ, замечена уже в отложениях самого начала тония .

Почти все. Губки , появившиеся на планете 750 миллионов лет назад — выжили, чтобы позже, в эдиакарии , дать начало всем прочим ветвям царства животных. Почти всем. Кроме гребневиков, которые по результатам молекулярных исследований оказались старше губок. От одноклеточных они произошли независимо, и тогда, когда губок ещё не было.

То есть, гребневики независимо от прочих животных изобрели, например, нервную систему. И это действительно так. У них её деятельность основана на иных биохимических механизмах. Да и сами они в плане биохимии настолько нестандартны, что ферменты прочих Metazoa над их плотью не властны.

…Разумеется, из вышеизложенного не следует, что гребневики, как тип, возникли ещё до криогения. Как таковые, они существуют с кембрия . Их предки известны с венда. Но, вот, предки предков, возможно, жили ещё миллиард лет назад. Хотя и не обязательно. Благодаря гребневикам известно, что граница между одноклеточными и многоклеточными преодолевалась, минимум, дважды. То есть, дважды — минимум. Значит, червеобразные тонибионты не обязательно были предками гребневиков.

Также, благодаря гребневикам известно, что не только губки пережили криогений. А значит, множество странных вендобионтов, не поддающихся классификации в рамках современного, выводимого от губок, эволюционного древа, могут и вовсе не принадлежать ему. В некоторых случаях они, кстати, обнаруживают идеологическое сходство именно с гребневиками. Это касается, например, проартикулят , также перемещавшихся с помощью эпителия. Что, впрочем, не гарантирует родства. Раз уж и тония даже в современность дотянулись две эволюционные ветви, растущие от разных корней, в эдиакарии и даже кембрии их могло быть намного больше.

Что же касается корней, то у гребневиков залегать они могут очень глубоко. Если именно существовавшая миллиард лет назад хайнаньская биота была предковой для них, — то это ещё не начало. Прежде чем превратиться в многоклеточное существо, колония одноклеточных должна пройти промежуточный этап дотканевого, подобного губкам, организма . Сенсация, вызванная обнаружением биохимических следов губок в отложениях возрастом 1.7 миллиарда лет, правда, кончилась пшиком. То что эти следы не оставили наши губки, можно считать доказанным.

Но на наших-то губках свет клином не сошёлся. У гребневиков-то свои были.

Новые публикации также можно увидеть на Дзен-канале

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Adblock
detector
Top.Mail.Ru