Skip to content Skip to footer

Мирового значения мемом «британские учёные» стали сравнительно недавно. Но и в прошлом креативный дух англичан кипел, да так, что пар время от времени приходилось спускать в свисток. Взять хотя бы субмарины с 12-дюймовыми орудиями… Или те же знаменитые «ромбические» танки, в какой-то момент действительно взявшие немцев на испуг (ещё бы, жуть-то какая), но после того, как пыль осела, немедленно пущенные на метал. Ибо так, всё-таки, делать танки нельзя. Имелись у британских конструкторов эпохи Первой мировой и другие сугубо «панковые» идеи.

Вот, например, паро-электрические субмарины. То есть, использующие паровую турбину для движения в надводном и электромотор для движения в погружённом положении. Сразу возникает вопрос, «зачем»? И у британских адмиралов имелся вполне разумный ответ на него. Субмарины серии «К» относились к классу «эскадренных подводных лодок» придуманному специально для них. В этом и заключалась идея.

Традиционно, подводная лодка действует из засады. Выдвигается на вражеские коммуникации, часто на огромном удалении от собственных баз, занимает удобную позицию и ждёт, пока в пределах досягаемости её торпедных аппаратов появится цель. Желательно, конечно, чтобы скорость её была достаточной для преследования торгового судна, идущего без прикрытия. Но о гонках с военными кораблями в любом случае нет речи. При встрече с ними лодка погружается и ползёт на аккумуляторах самым малым ходом, всячески стремясь не привлечь к себе неблагожелательное внимание.

Таким образом, субмарине требуется не слишком мощный, но максимально экономичный двигатель, обеспечивающий большую дальность плавания. С данной точки зрения ничего лучше дизеля нет. Разве что, атомный двигатель.

Субмарине не нужна высокая скорость, если она используется обычным способом, — в качестве «истребителя торговли». Но в том-то и дело, что такая задача перед британским флотом не стояла. Ибо была решена. Из немецких торговых кораблей в Атлантике лишь изредка появлялись отчаянные рейдеры «блокадопрорыватели». Не решённой оставалась проблема победы над немецким линейным флотом в генеральном сражении. Ни немцы, ни англичане не рвались в такое сражение вступать, ибо исход представлялся почти столь же неясным, как и сама цель данного мероприятия. Германский «флот открытого моря» сидел в Гамбурге, британский — в Скапа-Флоу, никто никому не мешал. Поскольку ничего не делал и делать не собирался.

Тем не менее, проблема-то оставалась. И англичане решили усилить эскадры подводными лодками. По замыслу, субмарины новой серии должны были действовать совместно с надводными кораблями. Сближаться с противником в составе эскадры, и только потом погружаться и атаковать. А для этого требовалось повысить скорость до 25 узлов.

Изготовить дизельный двигатель высокой мощности достаточно сложно. Кроме того, весит он больше, чем относительно простая по устройству (но очень прожорливая) котло-турбинная установка. Как следствие, за единичными исключениями, именно паровые турбины использовались в качестве двигателей на боевых кораблях в эпоху, как Первой, так и Второй мировой войн. Соответственно, именно паровые турбины получили и быстроходные эскадренные подводные лодки серии «К». В комплект к турбинам закономерно шло увеличенное водоизмещение, позволяющее разместить на борту достаточный запас нефти. Но двигатель справлялся.

Подробное описание характеристик нетрудно найти в Википедии, но общий итог был таков, что, сравнительно с большими дизельными лодками серии «L», при решающем превосходстве в скорости (24 против 17 узлов), эскадренные лодки имели вдвое большее водоизмещение (2000 против 1000 тонн в надводном положении), а в остальных отношениях значимые различия отсутствовали. Тем не менее, хорошая в теории идея на практике оказалась очень плохой. Просто ужасной. Настолько, что британцы даже задумались, а не отказаться ли от подводных лодок вообще. Как от «машин, смертоносных для своих экипажей».

Из двадцати построенных подводных лодок серии «К» девять затонули в результате аварий. Три потом удалось поднять и ввести в строй, но надо учитывать ещё одиннадцать аварий, в которых лодки этого типа получали повреждения. При этом, в боях не была потеряна ни одна из них. Так как эскадренные лодки в операциях, фактически, не участвовали.

Субмарины с паровым двигателем: Несчастливая серия «К»

Где конструкторы допустили просчёт? А нигде. С технической точки зрения концепция паровой субмарины каких-либо крамольных изъянов не имела. Ну, была, конечно, пара дымовых труб, которые при погружении требовалось герметично закрыть заглушками. Было такое, что одна из лодок погрузилась и не всплыла, потому что заглушка оказалась негерметичной. Но и у дизельных лодок выхлопная труба наличествовала. И они тоже не каждый раз после погружения всплывали.

Лодки серии «К» гибли и получали повреждения в столкновениях. Только за один день 1 февраля 1918 в ходе учебного выхода грэнд-флита, названного англичанами «битвой у острова Мэй» К-14 и К-17 затонули, а К-6, К-14 и К-22 получили тяжёлые повреждения. В целом же, катастрофы с участием эскадренных субмарин происходили так регулярно, что объяснить это случайностью было невозможно.

Проблема заключалась в обычае британского флота проводить учения в экстремальных условиях: в бурю, в дождь, в туман. Только то, что дождь и туман в одно время не наблюдаются, огорчало адмиралов Её Величества. Это был очень мудрый обычай. Японцы поступали так же, и, как следствие, обнаруживали американцев с помощью биноклей раньше, чем те их с помощью радаров. Англичане же проводили конвои на Мальту через Сицилийский пролив в такой треш и угар, что отправленный на перехват итальянский линкор вынужден был укрыться в гавани, а сопровождавшие его эсминцы не смогли и этого. «Мы тонем, да здравствует Италия!» И всё. Связь прервалась.

Но эскадренные лодки как-то в эту мудрую систему не вписались. Несущиеся полным боевым ходом сквозь мрак и туман британские корабли просто не замечали едва возвышающиеся над водой рубки, и давили представительниц серии «К» одну за другой. Иногда рубку субмарины принимали за катер и перекладывали штурвал, чтобы избежать столкновения. Но остальная — за пределами рубки — часть громоздкой и не манёвренной подводной лодки при этом в расчёт не принималась и пускалась под киль.

Таким образом, идея, действительно, оказалась очень плохой. Но, конкретно, паровой двигатель не имел отношения к делу. Ошибка заключалась в самой концепции «эскадренной субмарины».

Другие статьи на данную тему

Сайт ::::::::::::::::::::: Канал

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Adblock
detector
Top.Mail.Ru