Skip to content Skip to footer
Пермский период, часть 7: Шерсть, как орган осязания

Пермский период (299-523 миллиона лет назад) известен своим суровым климатом. Прямо ассоциирующимся с названием эпохи. В Пермском крае и сейчас с климатом всё непросто. Труднее представить, что охватившее планету оледенение началось ещё до наступления перми. В карбоне. Земля же каменноугольного периода, обычно, представляется покрытой влажными и жаркими джунглями… И вдруг вместо них — ползущие ледники. Как же нежные амфибии, гигантские стрекозы и не менее гигантские папоротники переносили холода?

Никак. Там где бывало холодно, или даже тепло, но недостаточно влажно, они не росли и жили.

В начале перми ситуация оставалась такой же. Обитаемая зона в море и на суше опасно сократилась. Но потом она начала быстро увеличиваться. С одной стороны, отступали ледники, — к концу периода климат уже примерно соответствовал современному, — а с другой, животные и растения наступали. Деревья новых образцов, более устойчивые к холодам и засухе, распространились в субтропики. Появились и позвоночные способные переносить кратковременные заморозки. Некоторые амфибии, рептилии и терапсиды адаптировались к условиям гор и пустынь.

Пермский период, часть 7: Шерсть, как орган осязания
Мезозавр

Мезозавры — метровой длины рыбоядные рептилии из группы анапсид, — второй, наряду с диапсидами, ветви «истинных» рептилий. Менее удачливой ветви. В самом начале перми призыв приспосабливаться пред лицом неминуемого ледника к новым условиям анапсиды поняли по-своему, и попытались — первыми в истории планеты — вернуться с суши в водную среду. Причём, в пресные воды, плотно занятые тогда амфибиями. В первый момент атака даже имела успех, благодаря фактору внезапности. Но лабиринтодонты быстро опомнились. А было их много. И были они большие. Всего через несколько миллионов лет мезозавры стали частью истории.

Пермский период, часть 7: Шерсть, как орган осязания
Никказавр

Никказавр — раннепермская примитивная терапсида. Настолько примитивная, что больше похожая на пеликозавра. Типичная переходная форма. Это 30-сантиметровое существо жило в норах, питалось насекомыми и червями, и не имело ещё положенных зверозаврам клыков. Наверняка не являлся никказавр и теплокровным существом. Предполагается, однако, что он уже мог быть покрыт редкой шерстью, предназначенной не для предотвращения потери тепла, а для регуляции испарения жидкости, защиты мягкой кожи… и получения информации. При движении по подземным коридорам, в полых стволах упавших деревьев и просто ночью, жесткие волоски выполняли функции органов осязания, также как они выполняют их, например, у пауков. В последующих модификациях данное назначение сохранила лишь небольшая часть волос — сосредоточенные на морде вибриссы.

Пермский период, часть 7: Шерсть, как орган осязания
Опсиэобут

Опсиэобут — просто скорпион. Нет. Совсем не гигантский. Несколько сантиметров в длину. В пермском периоде гигантские стрекозы продолжали процветать и даже достигли более выдающихся размеров, чем в карбоне, но наземные насекомые измельчали под гнётом позвоночных. Примечательно также, что опсиэобут по строению от современных скорпионов не отличается. Скорпионы ещё в карбоне пришли к совершенству, и не изменились за последующие 300 миллионов лет. Законченный вид в перми приобрели также многоножки, стрекозы, жуки. С другой стороны, пауки всё ещё оставались членистобрюхими, хвостатыми и не умеющими использовать паутину для устройства ловушек.

Пермский период, часть 7: Шерсть, как орган осязания
Оэдалеоп

Несмотря на заурядные внешние данные и скромные размеры (30 сантиметров в длину) оэдалеоп интересен в двух отношениях. Во-первых, это пустынное существо. Одно из первых. В современных пустынях, раскалённых, покрытых барханами, полностью безводных, оэдалеоп, впрочем, не выжил бы. Но в перми под «пустынями» подразумевались обширные каменистые пустоши, чаще прохладные, чем жаркие, обычно, засушливые, но не лишённые воды полностью. Растительность в пустынях была редкой, но, как минимум, мхи и лишайники встречались… Во-вторых же, оэдалеоп — ранняя синапсида. Примерно так выглядели предки украшенных парусами пеликозавров, раздутых казеид. И звероящеров.

Пермский период, часть 7: Шерсть, как орган осязания
Парагеликоприон

Евгениедонтовые акулы, наиболее крупный представитель которых геликоприон уже упоминался выше, а также в отдельной статье, в перми процветали, породив множество странно выглядящих форм. В том числе и парагеликоприона, близкого к геликоприону по размерам, но отличающегося устройством и расположением зубного диска… Но почему пермские акулы не походили на современных и мудрили с расположением зубов? Причиной являлось продолжающееся засилье хорошо бронированных аммонитов, создававших весьма привлекательную кормовую базу. На ней-то и вырастала «надстройка» из специализированных хищников.

>>>> К НАЧАЛУ

<<<< ПРОДОЛЖЕНИЕ

Новые публикации также можно увидеть на Дзен-канале

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии