Skip to content Skip to footer

«Креветка из бездны» — звучит интригующе. Подземный мир полон тайн.

“— Она не бездонна, она лишь неимоверна, — сказал Гэндальф. — …Так глубоко не забирался ни один гном; каменные корневища гор источены безымянными тварями, неведомыми самому Саурону, ибо они древнее его…”

…И есть же, есть твари, живущие под корнями гор. Древние, неведомые не только Саурону, но и самому Гендальфу Серому, который при всех своих достоинствах систематически спелеологическими исследованиями не занимался. В неимоверных глубинах пещер скрываются от солнца существа действительно очень странные. Настолько, что и на поверхности равным им по странности найдётся немного. Или вообще не найдётся.

Они уже не безымянны. Речь о небольшой пресноводной креветке — десятиногом рачке именуемом Typhlatya pearsei. Русского названия у него нет, но греко-латинское вполне безопасно. Даже в случае трёх ошибок при произнесении риск вызвать демона не выходит за пределы разумного.

Обитают Typhlatya pearsei в подземных озёрах Юкатана. Это целый мир. Тоннели тянутся на тысячи километров. По масштабу подюкатанская система карстовых полостей как минимум на порядок превосходит лабиринты Мамонтовой пещеры. Однако, мексиканские подземелья плохо изучены, поскольку в настоящий момент большей частью представляют собой действующую ливневую канализацию, по которой выпадающие на полуостров дождевые воды стекают в Атлантику.

Typhlatya pearsei, впрочем, живут в самых глубинных, дальних, тёмных, труднодоступных закоулках, где даже просачивающаяся сквозь микротрещины вода представляет собой редкость и образует на дне пещер не потоки, а небольшие, скорее достойные именоваться лужами, озёрца. С поправкой на условия обитания, можно сказать, что эта креветка довольно велика — в длину около сантиметра. Но внешне вполне заурядна. Для троглобионта. Как и положено, у Typhlatya pearsei нет глаз, зато очень развиты антенны. Рачок ориентируется с помощью особого рода эхолокации. Его движения вызывают в воде ударные волны, которые, отражаясь от препятствий, воспринимаются усиками.

Чудеса подземного мира: Креветка, которая не ест
Typhlatya pearsei

Видов пещерных ракообразных науке известно достаточно много. И поначалу креветка Typhlatya pearsei выделялась в глазах исследователей из массы аналогов только одним качеством. Одним, но весьма необычным.

Она не ела.

Совсем.

Отчасти, принципиальное воздержание от пищи казалось объяснимым. Отсутствием оной. Подземные воды, в которых обнаруживались Typhlatya pearsei, по сути, были стерильными. Питательным субстратом, основным источником органических веществ в пещерах является помёт летучих мышей. Но тифалатии обосновались слишком далеко от входов, в тоннелях, куда не только летучие мыши, но и Гендальф не ходил. Во всех смыслах.

Да что там Гендальф. Во владения тифланий даже бактерии редко заглядывают.

Впрочем, и при наличии любой, обычной для креветок пищи, рачки не выказывали интереса к материальному, продолжая медитировать в толще воды или же маневрируя с понятными только им целями.

В конце концов, исследования показали, что Typhlatya pearsei не едят, просто потому что в пище не нуждаются. Благодаря симбиотическим микроорганизмам рассеянным повсюду — в панцире, в жабрах, в ногах, во внутренних органах, — самой креветки в креветке не так уж много, — тифлатии самостоятельно осуществляют синтез биомассы из неорганических веществ. Исключительно с целью поиска мест с наивысшей концентрацией нужных реагентов они и плавают. Ведь, сами подземные воды, как правило, совершенно неподвижны.

Странно ли это? Да, но не слишком. Симбиоз с синтезирующими организмами не встречался ранее у членистоногих, однако, в природе особой редкостью не является. «Светом» питаются, например, крупнейшие двухстворчатые моллюски тридакны.

Чудеса подземного мира: Креветка, которая не ест
Тридакна

Но под землёй света нет. Typhlatya pearsei вступили в симбиоз с хемосинтетиками. Для существ столь сложных, это беспрецедентно. Окислителем симбионтам служит проникающий в подземелья из атмосферы кислород, качестве же горючего используются водород, сероводород, аммиак и, возможно, это не полный список.

Населённые тифлатиями подземные воды бедны и газами. Как следствие, живут эти креветки немыслимо долго, растут медленно, размножаются очень редко. Но что с того, если естественных врагов у них нет и вероятность насильственной гибели для этих существ отсутствует? Пример Typhlatya pearsei, однако, заставляет по-новому взглянуть на проблему населённости подлёдных водоёмов. Причём, как внеземных, так и куда более доступных. Например, озера Восток в Антарктиде.

До сих пор предполагалось, что хотя жизнь в озере Восток есть — это уже установлено, — поселиться там могут только самые непритязательные к условиям простейшие. Однако, тифлатии, если бы сумели адаптироваться к солёной воде и высокому давлению, выжили в полной темноте под тремя с половиной километрами льда.

Новые публикации также можно увидеть на Дзен-канале

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Top.Mail.Ru