Skip to content Skip to footer
Червь из Бездны: Литосферные организмы

Адский червь существует. Он реален. Глубоко под поверхностью земли, так глубоко, что неважно, возвышаются ли над ними горы, из дно взрезают океанские впадины, глубже чем можно представить, в каменном теле планеты есть множество пустот, обитатели которых ничего не знают о Солнце. Да! Там есть обитатели. Это мир почти неизвестный, отдельный, особый, но очень обширный. Мир подземелий, населённость которого не уступает миру подлунному. Чудовищные черви господствуют в мрачных глубинах.

Всё это именно так. Но есть и нюанс. Пустоты очень малы. Собственно, размер их — микроскопический. Речь о крошечных трещинах и порах. Соответственно, невелики и дьявольские черви, найденные в горных породах до глубины 3600 метров. Всего полмиллиметра в длину. Однако, всё относительно. Если смотреть в микроскоп, то они способны произвести впечатление.

Дьявольские черви — нематоды. И значит, что они в два или три раза старше, чем докембрийские грабоиды из фильма «Дрожь земли». Они приспособлены к условиям, существовавшим на планете два миллиарда лет назад. Им не страшна высокая температура — 50 градусов для них норма, — и они способны обходиться почти без кислорода, довольствуясь 1% от его нормальной концентрации в поверхностных водах.

Интереснее всего, однако, вопрос, откуда глубоко под землёй вообще берётся кислород? И, кстати, вода-то в подземных полостях откуда? И тогда уж, откуда там сами эти полости, пусть и микроскопические? Что-то, конечно, может просочиться с поверхности по микротрещинам, но глубоко ли? Какое-то количество воды захоранивается в пустотах опускающихся мантию горных пород, но это тоже не решает проблему. С другой стороны, в мантии планеты много воды, но она там заперта наглухо и, кроме случаев океанских впадин, ближе 7 километров к поверхности не подходит.

Литосфера между 1.5 и 6 километрами в глубину — это отдельный, изолированный ярус, в котором почти все — все, кроме одного, — ресурсы имеют местное происхождение. Кислород в литосфере, как и в атмосфере, местный, биогенный. Образуется в результате разложения углекислоты продуцентами — синтезирующими биомассу бактериями. Фотосинтез под землёй невозможен, так что, необходимая энергия ими извлекается из химических реакций. Но для хемосинтеза, в таком виде, как его понимают обитающие на поверхности организмы, нужен окислитель — кислород, — с которым под землёй туго. Как следствие, местные продуценты используют не окислительные, а восстановительные реакции. Они поглощают поступающий из недр радиогенный водород и с его помощью восстанавливают окисленные минералы. Продуктом же реакции в данном случае является вода. Которая, как известно, не сжимается. Она-то выдавливает и расширяет микрокаверны в камне, а также провоцирует растрескивание породы.

Литосферные бактерии упорны и отлично экипированы, необходимые им минералы они добывают, растворяя кислотами всё, что растворить можно, а при отсутствии такового, и то, что нельзя. Они полностью автономны. Каждая бактерия способна самостоятельно найти в выделить углерод, азот, фосфор и далее по списку, а также синтезировать полный набор нужных ей аминокислот. И подземных бактерий очень много. Общая масса литосферных организмов сравнима с массой всех прочих.

Правда, и тут есть нюанс. Высокая масса не эквивалентна высокой продуктивности. Просачивающийся из недр Земли водород представляет собой ресурс дефицитный, — да и все прочие ресурсы литосферными организмами добываются с огромным трудом. Как следствие, клетка делится лишь раз в несколько веков, если только условия не заставляют её впадать в анабиоз на тысячелетия.

Тем не менее, литосферные организмы выживают. И этот факт заставляет по-новому посмотреть на вопрос внеземной жизни. Поскольку, жидкая вода наверняка есть в литосфере Марса. И в этом плане Марс жизнепригоден на значительно большую глубину, чем Земля, так как изрядно остыл. И скорее всего в литосфере Луны тоже есть жидкая вода. Из «твёрдых» планет исключение составляет только Венера, кора которой перегрета из-за отсутствия возможности отвода сейсмического тепла. Но при этом, подходящие для литосферной жизни условия вполне могут быть на Меркурии.

Проблема, однако, в том, что на Земле бактерии попали в литосферу вместе с отправляющимися на переплавку осадочными породами. Скорее всего, именно так и было. На Луне же и Меркурии осадочных пород нет. Но с другой стороны, условия в глубинах коры достаточно точно соответствуют тем, в которых жизнь, как это предполагается, возникла. И если допустить, что экспансия к центру планеты начиналась не из океанов, а с верхних границ коры, даже безатмосферные космические тела, если в прошлом они были геологически активными, нельзя вычёркивать из списка потенциально жизнепригодных.

Новые публикации также можно увидеть на Дзен-канале

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии