Skip to content Skip to footer

Ещё древние греки знали, что Гиперборея – страна на дальнем севере, где в дремучих лесах обитает мудрый и благородный народ. Возле самой оси, вкруг которой вращаются созвездия, там, где Медведица висит прямо над головой, и полыхают северные сияния, локализуют прародину арийцев и индийские Веды, неоднократно упоминающие нехарактерные для южной Азии снег и лёд, а также полярные дни и ночи…

… Правда? Нет. Ничего подобного нет ни в греческих мифах, ни в ведах. Индуистские храмы, действительно, ориентированы на священную гору Меру, расположенную на дальнем севере, среди льдов. То есть, на пик Кайлас в Гималаях, — кстати, являющийся священной горой также в религии бон, джайнизме и буддизме. Очень популярное место. Гиперборея же, упоминаемая в греческих мифах, это страна у Рипейских гор, со клонов которых берёт начало река Истр — Дунай. Логично было бы отождествить Рипеи с Альпами, но тут всё не просто. Греки были великими мореходами, но по рекам не плавали, и понятия не имели, где истоки Дуная. Им казалось, что истоки всех «великих рек Скифии» — Дуная, Днестра, Днепра и Дона — расположены поблизости друг от друга.

Мифы содержат крайне скудные сведения о Гиперборее. Сообщается лишь, что климат там мягкий, субтропический, страна населена поэтами, люди там могут летать, а дожди идут медью. То есть, это сказочная страна, своего рода Тридевятое царство, упоминаемое, к тому же, лишь в связке с Аполлоном, как его владения на Земле. У греков каждый уважаемый бог имел где-то на карте вотчину. Афродите, допустим, достался Кипр, Зевсу Крит, Афине — Аттика. Аполлона же, ввиду сложных отношений с верховными божествами — Громовержцем и Герой, ­— послали куда-то за пределы известного эллинам мира.

Единственное, пожалуй, что о Гиперборее известно точно, это то, что греческие сказочники не считали её страной северной в нашем понимании, а греческие географы вообще не допускали мысли о возможности существования Гипербореи в реальном мире. Аполлона они, конечно, уважали, но не до такой же степени! Подводное царство Посейдона, кстати, тоже на карты не наносилось. На дальнем севере у греческих географов располагалась не Гиперборея, а Ультима Туле. Вернее, две разных Ультима Туле.

Первая Ультима Туле, была открыта неким Пифеем — мореходом из Массалии (современный Марсель) — ещё в IV веке до н. э.. Описывалась она, впрочем, не как страна, а как космогоническое явление, — край мира, на котором материя распадается на первоэлементы, образующие густой прозрачный кисель. Космогоническая модель, представляющая обитаемый мир, как островок упорядоченного в океане метафизического хаоса, грекам не понравилась, и Пифей бы послан ими… в Тартар, допустим.

Вторая Ультима Туле уже представляла собой обычный географический объект. Серьёзные учёные римской эпохи – Плиний, Страбон, Тацит, Птолемей – описывают крупный, 700 километров в поперечнике, остров, расположенный примерно на 1000 километров севернее Англии, у самого полярного круга или даже за ним. Условия указываются удивительно точно, — долгий полярный день и полярная ночь зимой, бесплодная, не населённая и не пригодная для жизни земля, северный берег которой близок к границе плавучих льдов… Возможно, речь ведётся об Исландии, хотя трудно поверить, что греки или римляне достигали её.

В таком виде Туле существовала на географических картах до позднего средневековья, постепенно смещаясь всё дальше на север — в неисследованные ещё области. Последний раз её видели на карте Меркатора в 1595 году уже на в Атлантике, а в Ледовитом океане, как землю вокруг Северного полюса. Но уже в следующем столетии мода на заполнение белых пятен воображаемыми странами прошла. О Туле забыли на четыре века.

Ренессанс идея «загадочной северной земли» пережила только в начале прошлого века. И случилось это в очень неожиданном месте — в Индии. На основании свидетельств, почерпнутых из Вед, богослов Локаманья Тилак сделал вывод об очень северном, — арктическом — происхождении ариев. Его откровения, пожалуй, не имели бы последствий, если бы именно в эту эпоху совсем другие арии, с негодованием отвергающие мысль о возможности родства с Тилаком, не оживились бы в Германии. Немецкие нацисты вымарали из «Арктической родины в Ведах»… собственно, всё, кроме материка существовавшего в прошлом на месте современного Северного Ледовитого океана.

Третья Туле превратилась в холодную, но пригодную, всё-таки, для жизни страну, — прародину не каких попало, а только истинных, арийцев, — погибшую в результате катаклизма вызванного падением третьей луны. «Мы живём в эру Четвёртой Луны. Первые три спутника, опускаясь по сходящейся спирали, уже рухнули на поверхность Земли. Падение древнейшей из лун истребило гигантских насекомых, вторая луна погубила ящеров, третья – уничтожила цивилизацию атлантов.» Так, не забыв отождествить протогерманцев с атлантами, представляла прошлое планеты истинноарийская теория, основанная на мистических откровениях австрийского инженера Ганса Хёрбигера.

Нельзя, впрочем, сказать, что и сами нацисты верили в Третью Луну. Концепция так и осталась маргинальной, и официально в идеологический канон не включалась. Появившееся в 1918 году «Общество Туле», тем не менее, оккультными методами сумело установить, что Туле и Гиперборея — это одно и то же место, и что, таким образом, германцы произошли не от питекантропа, а напрямую от древних греков.

В 1945 году арийцев уже конкретно прихлопнуло четвёртой луной, как они и опасались. Но теория выжила. В виде слегка почищенном от следов жизнедеятельности сумеречного тевтонского гения, и вновь переименованная в Гиперборею или Арктиду, Ультама Туле жива до сих пор. В России этот миф даже пополнился, слившись с другим — о земле Санникова.

Новые публикации также можно увидеть на Дзен-канале

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Top.Mail.Ru