Skip to content Skip to footer

Услышать об уникальной Атомной Глубоководной Станции «Лошарик» сейчас можно довольно часто. Менее известно то, что она не уникальна. В составе 29-й отдельной бригады подводных лодок семь АГС и две переделанных из стратегических ракетоносцев лодки-носителя. В число АГС, помимо сравнительно известного «Лошарика» входят три станции проекта 1851 «Нельма» и три проекта 1910 «Кашалот». И это очень странная бригада. Всё, что с ней связано настолько необычно и засекречено, словно там действительное есть что скрывать.

Начать стоит с главного. Хотя, после распада СССР общее количество атомных подводных лодок резко сократилось, бригада, существующая с 1979 года, даже пополнилась. В советское время лодка-носитель имелась только одна. Теперь — две. Плюс «Лошарик», известный, что само по себе странно, только по неофициальному названию. Индекс и номер проекта этой лодки засекречены, вследствие чего в источниках наличествуют разночтения и ни одна из предлагаемых версий, скорее всего, действительности не соответствует.

Уровень секретности, глубина и многослойность тайны в данном случае вообще исключительны, не имеют аналогов, и, что самое странное, лишены очевидного логического объяснения. Стратегические ядерные силы служат для устрашения, а значит, противник обязательно должен быть осведомлён о количестве боевых единиц, их возможностях и уровне боеспособности. Как следствие, секретным может быть устройство ядерной субмарины, районы боевого патрулирования, множество других аспектов, но не её тактико-технические характеристики и не её задачи.

Удивляет и зашкаливающий уровень пафоса. Экипажи глубоководных станций образуют, по явной аналогии с космонавтами, отряд гидронавтов, а между командирами кораблей и верховным главнокомандующим в командной цепочке только одно звено — министр обороны. Капитаны подводных ракетоносцев подобных привилегий не имеют. Хотя у них-то под пальцем та самая кнопка… И если бы деятельность гидронавтов, ведущих исследования на морском дне, кстати, куда менее изученном, чем поверхность Луны, широко освещалась прессой, пафос можно было бы понять. Ни у кого же нет, а у нас есть! Но создать отряд гидронавтов, несколько глубоководных станций для них, активно всё это использовать и не хвастать?

Наконец, самая большая тайна глубоководных станций — их назначение. Собственно, степень секретности технических характеристик (а насколько известные характеристики соответствуют реальным — отдельный секрет) имеет лишь одно объяснение. Возможности станций способны пролить свет на действительные цели их создания.

Официально сообщается, что АГС — миниатюрные атомные подводные лодки. Самые старые ­— «Кашалоты» — имеют подводное водоизмещение менее 1000 тонн, «Нельмы» — примерно 1000 тонн, «Лошарик», судя по длине корпуса, около 2000 тонн. Максимальная глубина погружения 3-6 километров для «Лошарика» и 1000 метров для других станций. Автономность измеряется месяцами, скорость подводного хода 30 узлов у «Лошарика» и 6 узлов у старых станций. И неизвестно, сколько в этом правды, а сколько намеренной дезинформации. Американцам ни разу не удавалось засечь глубоководную станцию за работой. О наличествующем на борту оборудовании и результатах его применения сведений нет даже в форме вбросов и слухов.

Все существующие версии назначения станций основаны лишь на названии аппаратов — «станция», это ведь нечто стационарное, долго остающееся на одном месте, — и на спорной аналогии с американской подводной лодкой NR-1.

NR-1 – наименьшая из когда-либо построенных атомных субмарин, водоизмещением всего 400 тонн, способная погружаться на 1000 метров, имеющая автономность 16 суток и скорость 4.5 узла. Доставляется к месту работы эта подводная лодка на буксире надводного корабля-базы. Назначение же NR-1 — океанографические исследования, установка и обслуживание различного оборудования на дне, а также поиск обломков воздушных и космических аппаратов в море. Разница между ней и российскими глубоководными станциями, как легко видеть, принципиальна. Задачи, выполняемые NR-1, не требуют длительного нахождения под водой. Очевидно также, что хотя оборудование установленное этой лодкой на дне и может быть очень секретным, в существовании такого оборудования, в самой NR-1, как и в её способности шпионское оборудование устанавливать, ничего секретного не заключается и заключаться не может. То, что великие державы следят друг за другом в воздухе, в космосе и под водой, — с помощью установленных на шельфе автономных гидроакустических датчиков, — мягко говоря, не тайна. Более того, в мирное время такая слежка ведётся открыто, вызывающе. Чтобы у противника не возникло мысли о внезапном первом ударе.

В настоящий момент размещённые на дне моря системы датчиков у России есть, но обслуживаются они с помощью других, не атомных и большей частью беспилотных подводных аппаратов. Просто потому, что для выполнения этой задачи не требуется неподвижно лежать на большой глубине месяцами. По той же причине, хотя «Лошарик» и «Нельмы» способны проводить исследования на дне и искать потерянные в море объекты, подобные миссии не могут являться их основным назначением.

Не выдерживает критики и версия применения станций для разведки (и американцам она представляется сомнительной). Со дна АГС может, оставаясь невидимой, следить за проплывающими над ней подводными лодками. Но доложить-то о результатах наблюдений, себя не раскрыв, она оперативно не может. И, опять-таки, данный род деятельности не вяжется ни с гиперсекретностью, ни с пафосом, ни с исключительным статусом отряда.

С тем фактом, что в постсоветское время активность американского подводного флота снизилась почти так же резко, как и нашего, активность же 29-й БПЛ, напротив, возросла, версия разведывательного назначения АГС тоже не вяжется.

Другие статьи на данную тему

Сайт ::::::::::::::::::::: Канал

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Adblock
detector
Top.Mail.Ru