Skip to content Skip to footer

Панспермия — не что-то крамольное. В любой энциклопедической статье о появлении жизни на Земле будет упомянута и возможность занесения её с других планет. Но лишь в конце и, будто, с неудовольствием. Гипотеза считается маргинальной. Эксперименты подтверждают способность простейших переносить длительное воздействие условий открытого космоса. Но, насколько длительное? Путешествие между планетой и спутником продлится, минимум, тысячи лет; между планетами одной системы — миллионы, а скорее, десятки миллионов; в случае же межзвёздной пансермии речь будет идти уже о миллиардах. Плюс, пассажирам придётся как-то пережить старт в пламени импакта, разбрасывающего фрагменты коры с третьей или даже четвёртой космической скоростью. И ещё посадку. Тоже не мягкую.

Однако, утверждать, что шанса у бактерий нет, никто не берётся. А сами простейшие настолько многочисленны, что вероятность выживания для них не важна, — возможности им достаточно. На Земле же, тем временем, найдены метеориты, прибывшие к нам с Луны и Марса. Кометы же, — а это именно импактные обломки, — залетают в окрестности Солнца и из владений других звёзд… То есть, так быть могло.

В чём же проблема? А проблем много. И начинаются они, как водится, с неправомерных обобщений. Например, сами простейшие — существа архинежные, и способны выживать лишь в жидкой среде. Потрясающей стойкостью к внешним воздействиям обладают споры. Попав в неблагоприятные условия бактерия (не только бактерия, но усложнять в рамках данной статьи нет нужды) «архивируется», и в таком состоянии может выжидать неограниченно долго.

Но образование спор — это метод приспособления простейших. Не присущий им по определению, как следствие пресловутой простоты, а, как раз, очень непростой технически и отработанный в результате длительной (неизвестно, насколько длительной) эволюции. Самые простые простейшие — археи, — во всяком случае, архивироваться не умеют.

То есть, тут сразу две засады. Во-первых, археи точно не могли попасть на Землю через космос, а значит, как минимум, в их случае панспермия не объясняет появления жизни на планете. Во-вторых, неизвестно, наличествовала ли способность к спорообразованию и у древнейших бактерий, следы которых отмечаются в отложениях возрастом 3.9 миллиарда лет. И если наличествовала, то насколько развитая. Совершенно не очевидно, что уже тогда простейшие обладали столь же развитой способностью к пассивному расселению, как современные аналоги.

И это только две первые засады. Есть и другие. Спорообразование — приспособительный механизм преследующий практические цели, и под них, соответственно, заточенный. Экстремальной устойчивостью к внешним условиям обладают, внезапно, споры лишь экстремофильных же микроорганизмов. По-этому, такой трюк, как пастеризация продуктов, работает. Далеко не всякую спору убьёт простое кипячение. Но среди бактерий, которые в кипятке живут и с удовольствием размножаются, любителей молока нет. Прочим же споры, рассчитанные на высокие термические нагрузки, не требуются. «Архив» должен выдерживать попадание лишь в условия распространённые.

Знаменитая способность простейших выживать в самых невообразимых средах — это только половина правды. Вторая половина в том, что простейших много, — разные они, — и каждый из видов приспособлен к существованию лишь в очень узком диапазоне условий. Спора же — не просто архив организма, а архив хитроумно запароленный. Распаковка происходит лишь при сложном сочетании внешних раздражителей, означающих, что спора оказалась там, где бактерия сумеет найти пищу и размножиться.

Это значит, что перемещённые между планетами споры «сработают» лишь при попадании в точно такие же условия, из которых они были изъяты. Не просто в любую жидкую воду. По-этому на Земле, концентрация спор максимальна в океанских впадинах. Вымываясь из атмосферы и почвы дождями, реками они выносятся в море, там тонут… И всё. Конец сказки. Разумеется, бактерии могут выжить в глубинах океана. Но не все. А лишь специальные обученные, глубоководно-океанские бактерии. Споры всех прочих в таких условиях сохраняют работоспособность, но не активируются.

Для путешествия на комете требуется микроорганизм с эволюционной точки зрения достаточно зрелый, учитывающий в своей естественной среде необходимость приспособления споры к экстремальным радиационным и термическим (включая и криогенные) нагрузкам. А также морально готовый к тем условиям, которые встретит на месте прибытия. В том числе и способный выживать в одиночку, без какой-либо экосистемы, присутствия других организмов и следов их влияния на окружающую среду. Но откуда, спрашивается, на «зрелой» планете возьмётся бактерия, приспособленная к одиночному плаванию в первичном бульоне?

…Кстати, это означает и что кометы уж точно не занесут на Землю опасные для человека заболевания. Едва ли где-то ещё во вселенной найдутся паразиты, приспособленные к жизни именно в человеческом организме.

Наконец, главным изъяном гипотезы панспермии является её контрпродуктивность. На вопрос, как возникла жизнь, она не отвечает, лишь подменяя его другим. Предоставляя исследователям ломать голову над тем, как жизнь возникла не на Земле, а… неизвестно где. Естественно, восторга у учёных такая перспектива не вызывает.

Новые публикации также можно увидеть на Дзен-канале

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Top.Mail.Ru