Skip to content Skip to footer
Почему Сталин не верил разведчикам, сообщавшим о скором начале войны с Германией?

Сталин вообще не был доверчив. Не доверять собственной разведке — это нормально. Агент может быть перевербован или дезинформирован противником. Как любой человек, он может добросовестно заблуждаться, принимая желаемое за действительное. Или, что хуже, оказаться «свободным художником» и просто лгать, выдавая собственные домыслы за добытые со смертельным риском и лишь благодаря нечеловеческой изворотливости архиважные «разведданные». Тут ничего не поделаешь. Честный шпион — это оксюморон.

Прежде чем принимать на основании донесений критически важные решения, сведения стоит проверить. И Сталин проверял. Кроме внедрённых агентов, регулярно проносящих апельсины Мюллеру, существовали — и в несравненно большем числе — скромные труженики невидимого фронта. Одни из них, переодевшись бомжами, перекапывали свалки, на которые вывозился мусор с территорий военных частей Рейха. Найденная ветошь со следами смазки дипломатической почтой отправлялась в Москву. Другие переодевались буржуями, открывали пошивочные ателье и следили за ситуацией на рынке текстиля. Таких агентов нельзя было дезинформировать или перевербовать, — всех, — их было слишком много. Лгать они тоже не могли, ибо даже не знали, что делают. И собранные ими зимой 1940 — весной 1941 года данные свидетельствовали, что Вермахт не располагает оружейными и машинными маслами сохраняющими свойства на морозе, и зимней (в советском понимании) униформой не запасается. А значит, немцы не готовятся воевать в России в обозримом будущем.

Теоретически можно было допустить, что германцы не такие уж насквозь продуманные перцы, какими традиционно считаются… Но Сталину, как опытному политику, был очевиден окончательный довод, перевешивающий всё. Вообще всё. Даже зимнюю смазку, если бы она у фашистов имелась. Германия не могла начать в 1941 году войну против СССР, потому что ей это было не выгодно.

Немцы уже нашли себе занятие, которого им должно было хватить надолго. Они воевали с Англией. А Англия в те времена ещё гордо именовалась Британской Империей, считала себя мировым гегемоном, и являлась самым большим по площади и численности населения государством планеты… По объёму промышленного производства, правда, увы. Тут, вперёд вырвались США. Но уже в марте 1941 янки приняли закон о ленд-лизе, так что, их экономическая мощь была теперь к услугам Британии. Да! После расправы над Францией стало ясно, что Гитлер нереально крут. Но завалить такого гиганта, как Англия, — стареющего, но отнюдь пока не дряхлого, да ещё и окопавшегося на острове в окружении мощнейшего флота? Для этого Германии понадобятся все силы и все ресурсы. И их, может, ещё и не хватит. Прошлый раз не хватило.

Война между Германией и Англией велась на море, в воздухе и на далёкой периферии — на Балканах и в Африке. Такая война не требует большого количества дивизий, но эффективно поглощает ресурсы. А с ресурсами у немцев так себе. Пока они имеют возможность покупать нефть и зерно в СССР, ещё как-то. Но если начнётся война, вместо поставок герр Гитлер будет иметь Восточный фронт, который поглотит запасы горючего и перетянет на себя большую часть авиации. Давить Англию ему станет нечем. Про Египет и господство в воздухе над Ла-Маншем придётся забыть.

Опять-таки, можно допустить, что не нужна немцам Африка, а нужна им, допустим, Украина. Но момент-то всё-равно не подходящий для Drang nach Osten. Прошлый раз Германия проиграла, потому что вела войну на два фронта. И снова на те же грабли? Не дурак же Гитлер? Не дурак, явно. А значит, войны на два фронта постарается избежать любыми средствами и даже ценой уступок. И тут мы имеем отнюдь не гипотезу, а факт, потому что, заключив пакт о ненападении, Гитлер уже это сделал. Полпольши отдал, чтобы не воевать на два фронта. Может и вторую отдаст, если хорошо попросить. В подходящий момент.

…Сталин не верил донесениям разведчиков, потому что они противоречили здравому смыслу. Войны с Германией было не миновать, но в непосредственной перспективе — если по логике — она не маячила. По этому, СССР готовился к неизбежному с полным напряжением сил, однако, без панического ажиотажа. Вместо того, чтобы пополнять до штатной численности существующие дивизии, создавались новые. Громадьё планов по перевооружению современной техникой зашкаливало. К весне 1942 страна уже должна была располагать армией численностью 7.8 миллиона человек. То есть, большей, чем у Германии… И хотя Сталин ничего не слышал о теории Резуна, все необходимые меры для её превентивного опровержения принимались. Ибо вождь обладал несравненным даром предвидения. Советские дивизии в западных округах были рассредоточены в 300-километровой полосе вдоль границы. То есть, по европейским меркам основная масса войск находилась от неё очень далеко. Политика же «открытого неба» гарантировала осведомленность Гитлера о том, что СССР к нападению не готовится. К обороне тоже. До самого последнего момента, когда явные признаки уже невозможно было игнорировать… но и тогда не особо.

А 22 июня Отец Народов взял бюллетень. Едва ли в тот момент он в полной мере представлял масштабы постигшей страну катастрофы. Но то, что масштабы эти грандиозны, наверняка сознавал. Тем не менее, с высоты геополитики жертвы воспринимаются иначе. Как статистика. Так что, наверняка, не глубокое душевное потрясение стало причиной исчезновения Сталина с радаров. Скорее всего, он просто пытался понять, где же допустил ошибку.

Нигде. Сталин рассуждал и действовал правильно. В сложившихся условиях его решения были идеальны. Ошибку допустил Гитлер. Позже он это понял и застрелился. Но в 40-41 годах фюрер тоже не верил разведке, и донесения об успехах советского танкопрома оправлял в корзину, как противоречащую логике дезинформацию. Он не поверил даже финнам, которые не только видели танки КВ, но и огребли от них. У отсталых Советов не могло быть таких танков. Это же очевидно! Как следствие, Гитлер недооценивал советский промышленный потенциал примерно втрое и не считал СССР опасным и даже просто серьёзным противником, война с которым может затянуться до зимы.

Более того. Гитлер вообще СССР противником не считал и рассматривал «Барбароссу» лишь как эпизод в борьбе с Англией. Это был шаг к победе, важный, необходимый, но только шаг. Разгром последнего потенциального союзника на континенте (в сумме с другими факторами) должен был деморализовать высокомерных британцев и склонить их к выгодному для Германии миру. Это могло сработать. Ведь, не к капитуляции. К миру. Добиться того, чтобы Британская империя капитулировала, как Франция… это было бы прекрасно. Но сложно. А Гитлер ставил перед собой разумные, достижимые цели, исходя из ситуации, как он её понимал.

В политике неосведомлённость противника может иметь последствия даже более неприятные, чем его хорошая осведомлённость, как минимум делающая решения предсказуемыми.

Новые публикации также можно увидеть на Дзен-канале

Подписаться
Уведомить о
guest
2 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Алексей
Алексей
3 месяцев назад

Браво! Как вам удаётся отделять важное от не имеющего значения и делать такие потрясающие выводы?