Skip to content Skip to footer

Должен признаться, что не люблю СССР, и не испытываю ностальгии по советскому времени. Которое помню. Такой вот, запоздалый coming out. Я, впрочем, признался бы и раньше, но — случая не было. Ибо во всех политических баталиях, сколько помню, всегда выступал за «красных». Так получалось, поскольку представителей всего спектра антисоветской тусовки — от либералов, до монархистов — я не люблю ещё больше.

Но сейчас, всё-таки, об СССР. О чертах экзистенциального кризиса, вполне очевидных даже для школьника. Пусть и не совсем типичного. Знать такие слова для школьника — не нормально.

Первое что тогда бросалось в глаза, это оторванность власти. Не от народа. От народа власть оторвана по определению, хотя и может симулировать обратное. От реальности. Правящий аппарат не желал и, видимо, не был способен адекватно воспринимать изменения объекта управления. Что приводило к кризису идеологическому и, в более широком смысле, духовному. Методы воздействия на массы устарели на десятилетия, и не работали, действие, обычно, имели обратное ожидаемому, поскольку изменились и сами массы. Гимн, «Мы пионеры — дети рабочих» пели классы, в которых детей рабочих уже не имелось. Вообще. И сохранять серьёзность при исполнении ритуалов оказывалось реально трудно.

Ещё труднее было понять, почему идеологический аппарат, работники которого наверняка понимали всё, — рабочий класс, в том виде, к котором его представляли мыслители начала прошлого века, больше не существовал, что тут и понимать-то? — не пытается что-либо предпринять, осовременив пропаганду и вернув ей действенность. Сейчас, впрочем, причина советских затруднений становится понятной на примере общества западного. Идеология, когда её роль в обществе становится чрезмерно высока, приобретает собственную волю и уже может диктовать решения, в её рамках правильные, но в реальности очевидно гибельные. И реальность в таком случае, просто, приходится игнорировать. Так как сам факт расхождения между нею и идеологическими установками не может быть признан.

Саморазрушительные черты советского строя проявлялись и в практической сфере. Ну, как проявлялись? Сохранялись со времён формирования идеологического канона. Например, руководство всегда оставалось в неколебимой уверенности, что любая проблема будет решена, если отрядить достаточное количество людей с лопатами. В реальности это не работало. Отрядам школьников, студентов и научных сотрудников, ежегодно бросаемым на «борьбу с урожаем» не удавалось переломить неблагоприятную обстановку на фронте. Все понимали, что бороться с урожаем надо как-то иначе. Но выявлять действительные причины возникновения необходимости закупок зерна в Америке… было нежелательно. С идеологической точки зрения, это были причины неправильные. Виноват же во всём, что любопытно, оказывался народ, кощунственно выбрасывавший заплесневелые корки и даже кормящий булками кур. Но, главное, толпами сбегавший из деревень в город.

Кстати, о деревне. Советское руководство, как кажется, смотрело на неё, как Голлум на кольцо всевластья: «Моя прелес-с-сть». И к процессам урбанизации, объективно разрушающие страну в том виде, в котором она поддавалась управлению идеологически верными методами, относилось с естественным отвращением. Ведь в деревнях ещё носили сапоги с портянками — пусть и старики только, но ещё носили. В городах же кирза давно вышла из моды. И игнорировать изменение представлений о прекрасном у призывников при производстве обмундирования для армии было непростительной ошибкой. Одной из многих в таком духе.

Так что, деревня, по возможности глухая, оставалась официальной, непрерывно и бесполезно прославляемой в песнях «прелестью». Несмотря на то, что люди ехали в города не просто так, а работать на государственных же предприятиях, где тоже не хватало рабочих рук. Которых и не могло хватать где-либо в силу вышеупомянутой установки на решение любой проблемы путём мобилизации масс.

В наши дни под «дефицитом», от которого страдали граждане СССР, подразумевается нехватка определённых товаров. Очереди везде и всегда, действительно, раздражали. Казалось бы логичным, что люди родившиеся и выросшие в советскую эпоху должны привыкнуть к очередям и воспринимать их как норму, однако, этого не происходило. Ведь, все понимали, что причина очередей устранима — просто нужно выделить больше людей с лопатами для выполнения работ в сфере обслуживания и управления. Правительство, однако, к бюрократам, продавцам и парикмахерам питало классовое предубеждение.

В реальности же в СССР дефицит не ограничивался некоторыми потребительскими товарами. Что ещё можно было бы понять. Он представлял собой нечто фундаментальное. Системообразующее. Не хватало всего. Причём парадоксальным образом сразу. То есть, как сапог, так и ног, чтобы эти сапоги носить. В «патроны есть, да бойцы побиты», хотя бы ощущалась логика. Наблюдалась же, однако, фантасмагория: ни бойцов, ни патронов, и даже буржуинов не завезли… В то время понять ситуацию было нельзя, хотя сейчас причина вполне очевидна. Если общим знаменателем становятся деньги, то и не хватать будет только их, остальное же окажется в избытке. Если же такого знаменателя нет, то не хватать будет, именно, всего. Включая деньги.

…Но, кстати, о деньгах. В советское время их тоже не хватало. В этом смысле, с современностью разницы нет. Разница, — и это наиболее неприятная черта советского строя, — что законным образом деньги можно было получить лишь в строго лимитированном количестве и только от государства. Что, естественным образом, приводило к воспитанию в советском человеке ощущения, что ему — должны. Что его благосостояние и самореализация, не его же глубоко личные проблемы, никого более не касающиеся, — а дело государственное. Ну а поскольку каждый желает большего, нежели имеет, и отношение человека к социалистическому отечеству оказывалось… сложным.

Данная ментальная особенность — худшее, что СССР оставил в наследство России и прочим постсоветским странам. Материальное и социальное положение — относится к личным достижениям и является личной же ответственностью каждого. «Злочинна влада» или Темнейший тут не при чём. Они налоги соберут и своими делами займутся. А если лишнего потребуют, то страну и поменять можно.

…И да. Забавно наблюдать, как Запад сейчас идёт тем же путём к тому же обрыву, воспитывая человека, которому «должны».

Новые публикации также можно увидеть на Дзен-канале

Подписаться
Уведомить о
guest

8 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Андрей
Андрей
2 лет назад

Да, я тоже ностальгии не испытываю, и не могу в силу возраста — мне было лишь десть на момент распада, и самое сильное из того, что отложилось в очереди это талоны на мясо, сахр и что-то ещё (мне это казалось совершенно нормальным, как и вода по 2-3 часа в день — ну то особенности Баку, но чел фактор тоже есть — новостройки есть, а водозаборные станции не построили), очереди и охоту на продукты и одежду (при этом жили мы в гос квартире, за которую платили копейки, ходили в школу где кормили и т. д.), но всё-таки могу сказать, что всё это — уже поздний СССР, годов восьмидесятых, может конца 70-х. Бабушка и дедушка про более ранние годы рассказывали другое. Ну и воспоминания 90-х того же Баку уже куда мрачнее — война, гос-перевороты, нехватка уже денег, поборы в школе, тотальная коррупция, жуткие перебои с водой

Станислав
Станислав
2 лет назад

А вы рассматривали зависимость роста КРС и МРС, рост переработки зерна на корм скоту. В следствие чего рост спроса на продуктовое зерно и его закупки за рубежом.

юрий
2 лет назад

Так написал будто все 70 лет так было,в очередях стояли и жилось всем плохо и денег не хватало.Зачем один временной эпизод подставлять ко всему времени. Совсем не умно.Вот так и дети наши вырастают и не знают где правда а где вырвано из контекста времени.

NICK PL
NICK PL
1 месяц назад
Ответить на  Игорь Край

Игорь Край, последний период, период деградации и распада по определению не может быть благополучным. Явно передергиваете.

Conserp
Conserp
2 лет назад

Не ожидал от вас столь поверхностного анализа.

Тот СССР, который вы описываете — это сугубо антисоветский поздний СССР, СССР победившего троцкизма, уже не первое десятилетие занятый совершенно сознательным, планомерным, методичным самоуничтожением.

Вся государственно-партийная машина этого СССР была направлена на дискредитацию социализма, идеологический и экономический саботаж, обесценивание идей и выхолащивание лозунгов, разжигание национализма, развал страны, реставрацию капитализма и приватизацию, «встраивание» в международный капиталистический мир.

Все прелести, что перечислены в статье — прямое и предумышленное следствие т. н. «хрущевских ножов в спину».

Ритуализация и догматизация идеологии? Хрущев.
Массовый набор в партию «почетных доярок», в жизни не открывавших ни одного учебника по марксизму? Хрущев.
Штурмовщина, волюнтаризм, уравниловка? Хрущев.
Устаревание и кондовость советской продукции? Хрущев, отмена МПЭ.
«Законным образом деньги можно получить только от государства»? Куда же делись сталинские частнопредпринимательские артели и кустари, дававшие 80% товаров народного потребления? Ах да, Хрущев.
Дефицит? Ну, вы поняли.

Продолжать список можно долго, и по каждому пункту можно проследить источник — конкретное, крайне коварное и продуманное решение, оформленное указом — удар в болевую точку в области экономики, идеологии или госустройства, приведший к закономерному и предсказуемому результату.

Беспрецедентная полная амнистия бандеровцев и прочих прекрасных людей? Ага.
Передача Крыма УССР? Как же без этого. Это лишь примеры, лежащие на поверхности.

Потом, при Горбачеве началась уже финальная фаза процесса, когда, в частности, планомерно создавали оргпреступность — при помощи указов о кооперативах и «сухого закона».

А в 1991 уже просто жратву, от которой ломились склады и эшелоны, по свистку просто перестали завозить в магазины. И желудочный рефлекс, отключающий разум, сработал как положено.

Степан
Степан
7 месяцев назад
Ответить на  Conserp

Все верно. Но я бы не назвал это сознательным вредительством Хрущева, скорее — от его тупости и жадности. Причём по факту иначе быть и не могло.
Для того, чтобы рулить первым в мире социалистическим государством, да ещё при его рывке от крестьянства в индустриализацию — требовался только жёсткий и властный руководитель. Иначе бы все рухнуло. Сталин по сути управлял страной в ручном режиме, но он чётко знал, что делал. А при таком руководителе вокруг будут не самые умные, а самые преданные. Или демонстрирующие свою преданность до поры, лишь бы прорваться к власти. Поэтому в любом раскладе после смерти начиналась грызня, причем от людей, которые просто хотели власти. Хрущев при помощи обиженного Жукова (который зарвался настолько в своём величии, что пришлось сослать в Одессу, биографию Наполеона Сталин знал) пришёл к власти только для того, чтобы получить власть. И все. Что дальше с ней делать — ему было пофиг. Он наслаждался тем, что мог делать что угодно, а прежде всего — уничтожить и покрыть гумном все, что связано со Сталиным. Чем и занимался. Да так, что пришлось через 10 лет таки скинуть, чтобы совсем кабздец стране не настал. И после этого начался Брежнев, который своих не бросает, элиты, застой, лишь бы все по старому.

Top.Mail.Ru