Skip to content Skip to footer
Что если бы звероящеры не погибли на рубеже перми и триаса?

Четверть миллиарда лет назад крупнейшая в истории планеты глобальная катастрофа привела к тому что звероящеры уступили позиции рептилиям. Её следствием стало вытеснение с лидирующих позиций господствовавших в перми предков млекопитающих — терапсид. С этого момента и на следующие 180 миллионов лет — весь мезозой — Земля оказалась во власти рептилий. Победа которых, кстати, была абсолютно честной. Появившиеся в конце перми теплокровные архозавроморфы — предки динозавров, птерозавров, крокодилов и птиц — уже тогда были лучше наиболее прогрессивной ветви звероящеров — цинодонтов. Не так больно кусались, зато намного быстрее двигались, и могли невозбранно расти благодаря преимуществам скелета.

Что если бы звероящеры не погибли на рубеже перми и триаса?

…Но что, если бы катастрофа не произошла? Поскольку наиболее вероятной причиной вымирания являлось падение гигантского астероида, оставившего 500-километровый кратер у берегов современной Антарктиды, данное событие являлось лишь делом случая. Астероид вполне мог пролететь мимо.

Что если бы звероящеры не погибли на рубеже перми и триаса?

Четверть миллиона лет назад эволюция на Земле могла пойти по иному пути. Более, можно сказать, прямому. Если бы не импакт, диапсиды бы не победили, так как их преимущества не были достаточно велики, чтобы выбить терапсид с уже занятых позиций. Точно таким же образом затем на протяжении мезозоя сами архозавроморфы с успехом сдерживали эволюционное развитие млекопитающих: экологические ниши, на которых выгодно быть большим и быстрым, оказались заняты. Соответственно, звери оставались мелкими и скрытными.

Что если бы звероящеры не погибли на рубеже перми и триаса?

В реальности, после того, как динозавры исчезли и возможности для развития открылись, млекопитающим понадобилось всего 10 миллионов лет, чтобы решить застарелые проблемы со скелетом и вырасти до размеров, позволяющих занять ниши травоядных и хищников. Причём, плацентарные на суше сходу сумели отбить контратаку выживших диапсид — птиц, крокодилов и чешуйчатых. Хотя, у сумчатых на «гондванской» части планеты получилось лишь достигнуть паритета… В альтернативном варианте у терапсид не окажется столь мощного стимула к повышению подвижности, как прущие из рек крокодилы, а также спешившиеся и опасно растущие птицы, так что, отращивание длинных, убранных под корпус ног займёт больше времени. Допустим, 30 миллионов лет.

Что если бы звероящеры не погибли на рубеже перми и триаса?

Таким образом, эпоха звероящеров завершится 220 миллионов лет назад. Но на смену им придут не динозавры, а яйцекладущие млекопитающие. В реальности однопроходные появляются на планете именно в это время. Однако, в альтернативной модели они будут отличаться от ископаемых образцов спортивным сложением (которым однопроходные никогда не обладали) и крупными размерами.

В следующие 30 миллионов событиям предстоит развиваться примерно так, как они и развивались в палеогене. Занимая место динозавров и не имея по сравнению с последними весомых преимуществ, кроме прогрессивной техники размножения, звери двинутся по пути гигантизма. Возникнет «индрикотериевая» фауна в составе гигантских — до 20 тонн — травоядных (но яйцекладущих или сумчатых) и довольно крупных, но неуклюжих, четвероногих хищников. Около 190 миллионов лет назад, или даже раньше, поскольку кладки яиц и сумки для крупных животных особенно неудобны, появляются плацентарные млекопитающие.

На то, чтобы подобное белке древесное существо успело превратиться сначала в обезьяну, а затем в человека, в реальности ушло около 60 миллионов лет. Таким образом, появление людей в альтернативном сценарии происходит ещё раннем мелу — 130 миллионов лет назад. Животный мир, если иметь в виду сухопутных млекопитающих, в этот момент уже полностью подобен современному. Но во всех прочих отношениях планета будет сильно отличаться.

Что если бы звероящеры не погибли на рубеже перми и триаса?

Угодья на суше останутся меловыми. Леса будут чередоваться с пустынями, ибо покрытые разнотравьем саванны ещё не изобретены. Трава и цветковые растения возникают намного позже, а значит, растительную часть диеты всеядных животных составят съедобные части папоротников (а таковые у них наличествуют), плюс, семена гингковых, саговников и хвойных. В реальности, впрочем, для некоторых племён Океании именно саговники и папоротники являлись основным источником пищи.

Что если бы звероящеры не погибли на рубеже перми и триаса?

Иным окажется и море. Иным, то есть — исторически достоверным. Меловым. Терапсиды не пытались захватить эту среду, рептилии же начали экспансию в солёные воды ещё в пермском периоде. А значит, 220 миллионов лет назад, к моменту окончательной победы синапсид на суше, море уже будет контролироваться гигантскими ящерами. И они окажутся вполне способными удержать этот плацдарм, пресекая ещё в зародыше попытки условных китообразных залезть в воду, там приспособиться к плаванию и таким образом возникнуть.

Реалиям мелового периода будет соответствовать и небо. В перми синапсиды не смогли предотвратить проникновение диапсид на деревья. С другой стороны, в триасе динозавры не сумели млекопитающих с этой позиции выбить. Тут победила дружба. Силы оказались равны. Таким образом, в воздухе будут кружить птерозавры (в том числе уже и гигантские) и ранние птицы. Хотя, рукокрылые, вполне вероятно, составят им компанию.

Новые публикации также можно увидеть на Дзен-канале

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии