Skip to content Skip to footer

Есть мнение, что обычаи не требуют разумных объяснений. Что если что-то и где-то «так повелось», то причины этого стоит искать в истоках культуры. И это — ошибочное мнение. Традиции обладают некоторой инертностью, но постоянно меняются, подстраиваясь под требования прагматики. И особенно ярко это проявляется в области военного дела, где рациональный подход к любому вопросу является условием выживания. То есть, если на заглавной картинке — витязь, то и борода у него не простая, а тактическая. Часть военного снаряжения.

Но кстати о бородах. Средние века — период длительный. А Европа, как западная, так и восточная, — обширные регионы с огромным культурным разнообразием. Таким образом, нельзя сказать, где-то бороды поголовно носили, а где-то — категорически нет. Отношение к этому атрибуту менялось по регионам, в зависимости от модных течений, определяясь, и на западе, и на востоке, в конечном итоге, индивидуальными предпочтениями.

Тактическая борода русского витязя. И причём здесь сёдла

Традиции — не закон. Законы же (исключая частный случай реформаторского рвения Петра I) о бородах ничего не говорили. И если некий король отпускал бороду, с высокой вероятностью его примеру следовали придворные, за ними — часто бывающие при дворе вельможи, их дворы, графы, бароны, наконец провинциальные рыцари и даже подражающие своим сеньорам простолюдины. При бритом же короле начинался обратный процесс.

Но при этом — в среднем по больнице, — в Европе бороды, всё-таки, носили значительно реже, на Руси же, соответственно, чаще. Хотя лишь от духовенства обычай (именно обычай, в священных книгах и даже в подзаконных актах православной церкви данный пункт не прописан) отпускать бороду требовал. Прочим же гражданам — лишь мягко рекомендовал. Однако, знать — военное сословие, в средние века игравшее в обществе роль наиболее активную, — к этим рекомендациям обычно прислушивалось. На западе же, соответственно, ситуация была противоположной.

Ключевыми для понимания проблемы являются слова «военное сословие». Тактическая борода выполняла не эстетические, а практические функции, защищая горло. Защита, конечно, так себе, но узел волос на макушке у самурая, или длинная — часто — шевелюра европейского рыцаря, убираемая под шапочку, выполняли те же вспомогательные функции. Амортизировали удар. В эпоху холодного оружия раны, как правило, были неглубокими, поверхностными. Но если в горло, то глубоко и не нужно. Несколько миллиметров решали всё.

Таким образом, вопрос уже можно сформулировать иначе: почему западноевропейский воин брился, но отпускал волосы, а восточноевропейский — наоборот? Причиной этого была конструкция основного, наиболее распространённого доспеха — кольчуги. Без неё на войну ходили только мобилизованные крестьяне. Серьёзные же люди, даже если располагали другим защитных снаряжением, надевали его поверх кольчуги.

Тактическая борода русского витязя. И причём здесь сёдла

Европейская кольчуга — хауберк — имела капюшон и дополнялась чулками. Капюшон закрывал подбородок, частично щёки и полностью лоб. Натянуть его, имея бороду, было несколько проблематично. Русская же, и вообще восточная, кольчуга, напротив, ворот часто имела открытый и чулками не комплектовалась. Защита шеи возлагалась на свисающую бармицу шлема. Шлем надевался сверху и борода (не бармалейский веник, разумеется, а аккуратно подстриженная тактическая борода) его ношению не мешала.

…Ответ ли это? Не совсем. Нужно, ведь, ещё понять, чем объясняются региональные особенности устройства кольчуги. Объяснение же в данном случае необходимо искать существенно ниже бороды — в районе седла. У военных всё, как правило, делается именно через тот район.

Как на востоке, так и на западе, в средние века основной ударной силой являлась конница. Но принципы верхового боя существенно различались. Основным оружием рыцаря была ланс — длинное копьё. И его использование требовало жёсткой, чрезвычайно прочной посадки. Европейское седло, помимо высокой, защищающей живот луки, имело и подпирающую поясницу спинку. Стремена располагались низко, так что ноги всадника оказывались вытянутыми. Выбить сидящего таким образом из такого седла рыцаря было очень трудно. Но и пошевелиться, поворачиваясь или привставая на стременах, он практически не мог.

Этим объяснялась необходимость кольчужных чулков, — ноги оказывались легкой целью для противника, — а также длинного, каплевидного щита, носившегося до тех пор, пока на смену кольчугам не пришёл более надёжный пластинчатый доспех. Отбивать удары слева рыцарь практически не мог.

Этим же объяснялся и кольчужный капюшон. Даже в случае боя на мечах, конный воин не слишком рисковал получить удар сверху. Ведь его противники не могли привстать, получив преимущество в высоте. Как следствие, рыцарь — не по бедности, а из соображений удобства, — часто обходился вообще без шлема, полагаясь на защиту, даваемую капюшоном, войлочной шапочкой и собственными волосами.

Для восточного же конного война копьё было оружием третьестепенным. Бился он на дистанции луком или дротиками, а вблизи — мечом или булавой. Седло, соответственно, использовалось лёгкое с высоко расположенными стременами. Прочной посадки не обеспечивающее (что всегда изумляло иностранцев), но и не мешающее вставать и поворачиваться, раздавая удары направо и налево или отражая их гардой или круглым щитом. Ноги всадника были согнуты и представляли собой не слишком удобную цель. Зато по голове он мог получить в конной рубке запросто.

Как следствие, без шлема на востоке в бой не ходили. Если изображения европейских воинов в одних лишь капюшонах обычны, на Руси подобное не практиковалось. При наличии же шлема крепить защиту шеи удобнее было именно к нему.

Другие статьи на данную тему

Сайт ::::::::::::::::::::: Канал

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Top.Mail.Ru