Skip to content Skip to footer

В середине XIX века промышленный переворот позволил усовершенствовать пистолет. Идеи оружейников фонтанировали, однако, в употреблении повсеместно оставались капсюльные системы, обычно, к тому же, переделанные из кремнёвых наполеоновской ещё эпохи. Новые образцы ошеломляли, но, как правило, не работали, поскольку прогрессивные, революционные и даже гениальные решения в их конструкции сочетались с архаичными и просто неудачными.

Вехой в истории оружейного дела в 1854 году стало создание магазинного пистолета «Волканик» американским изобретателем Вессоном, действовавшим в этом случае самостоятельно, хотя ставшая позже всемирно знаменитой фирма «Смит энд Вессон» к тому моменту уже существовала.

Начать, впрочем, стоит с 1849 года, когда французский инженер Минье изобрёл расширительную пулю. Тогда «экспансивную», но позже термин «экспансивная пуля» в русском языке приобрёл иное значение. Заряжение винтовки со ствола с помощью шомпола представляло собой мероприятие мучительное, в процессе которого буквально все участники — стрелок, ствол, шомпол и пуля — испытывали невыносимые страдания. Ведь, чтобы пуля вошла в нарезы, её диаметр должен был превосходить диаметр ствола. Соответственно, без мата и энергичной работы молотком она к казне не пролезала.

Над решением этой проблемы оружейники работали ещё с XVIII века, но практически полезными оказались только пули уменьшенного диаметра, свободно проваливающиеся в ствол и затем вгонявшиеся в нарезы давлением пороховых газов: форсированная и расширительная. «Форсированной» называлась просто длинная пуля современного типа. Ускорение в момент выстрела заставляло её раздаться в ширину и войти в нарезы. Но с учётом обычного в середине XIX века калибра ружей — 15-18 мм — весила такая пуля слишком много.

Всеобщее признание тогда получила расширительная пуля Минье — короткая, с полостью в задней части. Воздействия на пулю изнутри, пороховые газы раздували её, чем и вызывалось необходимое увеличение диаметра. Для того же, чтобы полая пуля не сминалась при транспортировке, внутрь её, обычно, вкладывали сердечник из прессованой бумаги, дерева или глины.

Стреляли, таким образом, в середине позапрошлого века из пистонных дульнозарядных ружей пулями Минье. Но мысль конструкторов активно работала над созданием казнозарядного оружия под унитарный патрон. И успехи были. То есть, унитарные патроны уже появились, но имели те или иные критические недостатки. Свой патрон изобрёл и Вессон, двинувшись к цели путём Флобера, но превзойдя француза радикальностью подхода. Если Флобер решил обойтись без гильзы и вставил пулю в шляпку латунного капсюля, то Вессон обошёлся одной лишь пулей. Вместо бумажного сердечника он насыпал в полость гремучий состав, заклеив отверстие оловянной фольгой. Это бы первый безгильзовый унитарный патрон.

Казалось бы, и этого довольно, чтобы войти в историю, но Вессон решил, что изобретать, так изобретать, и не остановился. Пистолет «Волканик» получил подствольный магазин, приводившийся в действие движениями рычага. Это был первый в истории практически действующий магазин. Хотя попытки предпринимались ещё в эпоху кремнёвого замка. Но тогда магазинов получалось несколько — отдельно для пуль, пыжей, пороха и затравки. Выглядело магазинное оружие тогда странно, а действовало от случая к случаю и только в руках автора.

Система воспламенения тоже была прогрессивной. Капсюль накалывался движущейся по оси ствола иглой, как в современных системах и как в игольчатой в винтовке Дрейзе.

Таким образом, эпохальное изобретение и даже комплекс изобретений были на лицо. Но покупателей Вессон не нашёл. «Волканик» представлял собой изумительный концепт, однако, стрелять из него… Да и вообще, руками это лучше было не трогать. Просто любоваться и всё.

Патрон был очень неудачным, и к тому же опасным. Неудачным по той же причине, что и патрон Флобера. Пороха в патроне не было, а один только гремучий состав не обеспечивал приемлемой энергии выстрела. И возможность увеличить заряд, естественно, отсутствовала, так как в пуле не хватало места.

Но патрон Флобера, представляющий собой удлинённый ружейный 6-мм капсюль, по крайней мере, был безопасен. Гремучий состав находился внутри жёсткой латунной шляпки. В 10-мм патроне Вессона резкой, как диарея, бертолетовой соли было значительно больше. И с боков она защищалась мягким свинцом, а сзади вообще плёнкой из олова. И всё это в магазине и из магазина в патронник решительными движениями железных деталей, обработанных в меру сил и возможностей мастеров XIX века. То есть, с подгонкой по месту напильником.

Новые публикации также можно увидеть на Дзен-канале

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Top.Mail.Ru