Skip to content Skip to footer
Трилобиты: Триумф и крах древней ветви членистоногих

Трилобиты — знаковые твари раннего палеозоя. Эпоху, когда жизнь ещё не вышла на сушу, и обитаемым являлось лишь дно на мелководьях, невозможно представить без них. Поскольку, трилобиты дно покрывали. Буквально кишели на нём. Изображения, обычно, не передают численность трилобитов, дабы осталось место для прочих животных. Ну и потому ещё, что мелкие трилобиты, — а в подавляющей массе их размеры ограничивались миллиметрами, — очень уж похожи на тараканов.

Появились трилобиты в эдиакарии, и, как-то умудрившись не оставить в отложениях этого периода внятного следа, перешли в кембрий уже строем, под барабан — сразу силами десяти отрядов. В кембрии они полностью господствовали, в ордовике добились ещё более пышного процветания, но в силуре начали сокращаться в числе, а в девоне уже практически вымерли. Чтобы окончательно исчезнуть с лица планеты в перми . Sic transit Trilobita.

Описывать трилобитов в статье им посвящённой, вроде бы, нужно, но бесполезно. Были эти членистоногие очень разнообразны по размеру (от козявки до 90 см), по виду, по образу жизни: ползающие, плавающие, хищные. Так что, ограничимся тем, что состоял некий усреднённый трилобит из полукруглой головы — цефалона, членистого тела — торакса и хвостового щита — пигидия. Под всем перечисленным в избытке толпились ноги, вперёд и назад торчали усы. И ещё глаза, как правило, у него были.

То есть, сами по себе трилобиты не особенно интересны. Не считая их обычая торчать своим телом во все стороны и отращивать массу сюрреалистических рогов и шипов. Важными же являются ответы на три связанных с этими существами вопроса: почему трилобиты имели в начале палеозоя оглушительный успех; почему вскоре после этого вымерли; и почему между этими двумя событиями выглядели так странно — с рогами и шипами.

Сначала о процветании. В кембрии и, отчасти, в ордовике , членистоногие оставались наиболее прогрессивной формой жизни. После отмены эдиакарского перемирия , панцирь, тем более, членистый, не препятствующий подвижности, дал им огромное преимущество. Трилобиты же являлись ветвью наиболее древней, а значит, продуманной и приспособленной. Они, просто, начали раньше, и раньше успели. Ибо устройство их представляло собой доведение до ума слабоватого проекта вышедшей из червя многоножки наиболее очевидными способами.

Раз, и несколько первых сегментов сливаются в прочный, объёмистый цефалон, удобный для размещения внутренних органов. К тому же, хорошо обтекаемый, что необходимо для вспахивания ила (илом или его мелкими обитателями трилобиты почти поголовно питались). Два, и ножки под цефалоном перепрофилируются из органов движения в импровизированные челюсти, хватающие, измельчающие, и черпающие двумя ложками в рот. Три, и тело сокращается, раздаваясь в ширь для увеличения защищённости, а также, чтобы в ил не проваливаться. Всё, прогресс окончен. Пока остальные изобретали что-то особенное, хитроумное, как следствие, поначалу работающее криво и ненадёжно, трилобиты уже пожинали плоды собственного совершенства.

Не менее, чем кембрийский расцвет, стремительным и роковым оказался кризис класса в силуре. Связан он был, преимущественно, с усилившимся давлением хищников. Стратегия воспроизводства трилобитов парадоксальным образом была построена на гигантизме . Чудом преодолев бесчисленные опасности, крошечная скрывающаяся в иле личинка вырастает, становится огромной, неуязвимой для хищников взрослой особью, и уже ничем не рискуя производит массы себе подобных. Но по меркам кембрия «огромный» — это несколько сантиметров. Хищники совершенствовались, и стратегия перестала работать. И если остальные классы членистоногих выкрутились — мечехвосты размножались на берегу, личинки ракообразных часто были планктонными и так далее — то трилобитам пришёл конец. Убегать, маскироваться, прятаться и активно защищаться они тоже не умели.

Что же касается странности облика, то она связана с предыдущим пунктом. Трилобиты оборонялись от хищников пассивно. Некоторые умели сворачиваться в шар. Другие же, просто, с помощью выступов панциря увеличивали собственные размеры. Способ бы странным. Но странным был и враг, — занимавшие вершину пищевой пирамиды в кембрии динокариды.

Существа эти так необычны, что заслуживают отдельного описания , в данном же случае важно устройство их пасти. Расположенный на брюхе (да) рот динокариды представлял собой ирисовую диафрагму, и кусалось это существо острыми и зазубренными краями панциря. То есть, «челюсти» динокариды не выступали. Разгрызть она могла лишь то, что достаточно глубоко влезало в рот. А иных способов расчленить добычу не имела.

Соответственно, трилобит отращивал рога, шипы, широкие боковые выступы. И в рот не влезал категорически. Даже в двадцать раз уступая врагу по длине тела, формально он оставался «гигантом»! Некоторое время это работало. Но в силуре, когда и самих динокарид уже съели, — перестало

Новые публикации также можно увидеть на Дзен-канале

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Top.Mail.Ru